ГЛАВА ПЕРВАЯ

Как мы докатились до такой жизни

Снился мне сад                 
в подвенечном уборе…

Вадим Козин

Эти записи являются нашей попыткой выразить свою любовь к Саду, передать наш восторг перед Садом, донести наше восхищение тем, что Сад позволяет нам чувствовать себя Художником, Творцом и Созидателем.

Жизнь – штука очень сложная и талантливых людей на свете весьма немного. Лишь некоторые обладают даром писать картины, сочинять стихи, либо танцевать в «Лебедином озере». Редкие личности становятся незаурядными учеными и великими композиторами. Не каждый может стать выдающимся режиссером или талантливым скульптором.

Вне зависимости от страны, культуры или религии, существует лишь малая толика людей, которым их же профессия предоставляет возможность САМОВЫРАЖЕНИЯ. И это самовыражение позволяет человеку чувствовать себя ТВОРЦОМ и СОЗИДАТЕЛЕМ, дает ему силы и уверенность в своей внутренней правоте.

А что же остается остальным, подавляющему большинству людей, занятому, как правило, рутинной работой, такой же, как и у иных миллионов своих сограждан? А как же Искра Божья? И если она существует – то, что с нею, этой искрой, делать, если каждодневно приходится совершать одну и ту же монотонную работу? И как понимать утверждение о том, что каждый человек представляет собою уникальную и неповторимую Вселенную?

Тяжелые, и казалось бы не имеющие своего разрешения, вопросы. А может быть и не все так тоскливо? И может быть есть выход из всей этой безнадеги?

И здесь, как нам, кажется, наиболее близко к решению этой задачи, подошли мудрые англичане. Хочешь самовыразиться, утверждают они, займись КОЛЛЕКЦИОНИРОВАНИЕМ, либо САДОВОДСТВОМ.

«После дождя» — так озаглавила Валентина Михайловна этот микро-фрагмент нашего Сада…

В этой книге мы не будем говорить о коллекционировании, поскольку это отдельный пласт многогранной человеческой культуры. Здесь мы будем говорить о наших взаимоотношениях с Садом.

Воистину, хочешь почувствовать себя художником – займись Садом! Если тебя одолевает томление, присущее скульптору или архитектору – займись зеленым строительством! Если тебе не безразлична та или иная композиция прекрасных растений – начни работать в саду! Ведь любая бабушка, выращивающая палисад перед своим скромным домиком в станице, вольно-невольно, одновременно является скульптором, поэтом, художником, архитектором и дизайнером.

Любой сад, как и человек, несет в себе божественное начало. Френсис Бэкон (1561 – 1626) свое эссе «О садах» начинает с утверждения: «Всемогущий Бог первым насадил сад». Иными словами – сад должен быть раем, Эдемом. Далее Бэкон утверждает: «И действительно, это самое чистое из всех человеческих

Некоторые фотографии нашего Сада мы иногда выставляем в сети Интернет. Почему то именно этот сюжет, получил наибольшее число отзывов…

наслаждений. Оно более всего освежает дух человека. Без сада здания и дворцы всего лишь грубые творения его рук».[1]

Таким образом, каждый садовод, является представителем самой древней профессией в мире. И это не то, о чем вы подумали, ибо в писании сказано: «Господь взял человека и поставил его в сад Эдем, чтобы он возделывал его и сохранял».

Любой сад – это, в первую очередь, произведение искусства. Вместе с тем, всякий сад следует рассматривать как явление пограничное: это искусство и не только искусство, так как природа дает садоводу-художнику свои «слова», и, пользуясь ими, он выражает новое «человеческое» содержание. При этом природа всегда остается вторым автором произведения, ибо только она властна над зеленью деревьев, гладью озер, жизнью цветов и окраской листвы – она режиссер «драматических событий»,

Наш друг и помощник в обустройстве нашего Сада – неутомимый садовник Федор…

постоянно разыгрывающихся сюжетов, как в большом саду, так и в маленьком бабушкином палисаде.

Если в твоей жизни появляется Сад, то твои отношения с природой начинают кардинально меняться. И дело тут не в пресловутом праве на собственность, заверенном у нотариуса. Здесь все гораздо глубже – это же не какая-то вульгарная железяка-машина, которая через пять лет выйдет из моды, а через десять – может превратиться в металлолом. Это право распоряжаться построением своей жизни на своей земле.

Ты можешь оставить после себя дикую унылую пустошь, а можешь превратить ее в цветущий оазис. Ты можешь безвольно подчиниться всепобеждающей энтропии, мотивируя это смирением перед силами природы, а можешь, засучив рукава, попытаться отвоевать хотя бы маленькую территорию и обустроить ее по собственному образу и подобию.

Уголок нашего Сада – сюжет в стиле «Кантри»…

И еще. Сад – это всегда автопортрет его хозяев. Сад – это модель мироздания, которое ты создаешь из подручных средств, сообразно твоим представлениям о прекрасном. Сад вбирает в себя взгляд на мироустройство того, кто его возделывает. Подобно тому, как Вселенная оказывается данной нам в ощущении проекцией – «одеянием» Творца, несущим в целом образ и подобие своего Создателя, так и сады могут рассказать нам об устройстве своих творцов едва ли не больше, чем они могут сообщить о себе сами.

Таким образом, человеку, как Творцу и Созидателю, предоставляется шанс создать свою модель Рая. Эта попытка не обязательно завершиться успехом, ибо довести этот проект, хотя бы концептуально, до конца, очень и очень сложно.

Однако, если у тебя в жизни был Сад, то, значит, и был шанс.

Сад закабаляет. Но это единственный вид рабства, который на самом деле никогда не в тягость, даже если при этом вы приговорены выслушивать жалобы, как все дорого и как все утомительно – заниматься садом. Не верьте! Так жалуются на любимых детей, отнимающих слишком много сил, времени и денег.

Теплый, весенний, апрельский дождь весело барабанит по дорожке, ведущей к домику Золушки…

Буквально у нас на глазах концепция сада в России резко поменялась. Еще недавно это был скромный советский метраж – шесть соток с листиками салата на самодельном огороде. Однако сегодняшний сад давно вышел из-под беспрекословной юрисдикции пенсионеров-отставников и бодрых старушек, помнящих первые пятилетки и войну. Отныне это еще и территория умных и творческих людей, желающих реализовать себя при создании именно своего Сада.

Следует заметить, что первоначально в нашей семье отношения с землей складывались, вероятно, как и у большинства людей. По своему складу характера мы чувствовали себя исключительно городскими жителями. Судьба к нам благоволила.

Работая на крупном промышленном предприятии города Краснодара, мы уже примерно к тридцати годам, получили благоустроенное жилье. Третий этаж хрущевского, панельного жилья представлял собою венец социалистической благодати и не предполагал никакой пресловутой «травы у дома». Что касается

Зимний фрагмент нашего Сада, с Тургеневской беседкой и простирающейся вдали, нашей родненькой станицей Пятигорской…

иных радостей общения с произведениями богини Флоры, то они ограничивались лишь посещениями ближайшего скудного советского магазина «Овощи – фрукты».

Шли семидесятые годы прошлого века. Мы с искренним недоумением относились к тем людям, которые тратили массу времени на то, чтобы ковыряться в земле. Вдобавок ко всему, в стране все еще продолжалась вялая борьба с мещанством. В числе супостатов, с которыми следовало бороться оставался фикус в доме, герань на окне и песня «Ландыши».

Чем они так не угодили советской власти – разговор особый, но все эти лютики-цветочки, как-то не укладывались в тот идеал, к которому должны были стремиться люди, самоотверженно строящие самое лучшее общество на земле.

И все дачные хлопоты, и разговоры выглядели в то время каким-то чуть ли не постыдным занятием. Да и говорить об этом принято было со смешком, как о неком чудачестве. Вот, мол, собирает чудак-человек спичечные этикетки. Можно ли назвать это серьезным занятием? Да нет, конечно! Однако он вроде и никому

Осенний фрагмент нашего Сада…

не мешает. Пусть и продолжает возиться. Так было и с дачниками, которые также, по определению, относились к категории людей не от мира сего. И с ними светлое будущее вряд ли построишь. Уж больно они заражены элементами кулацких настроений, несовместимыми с кодексом строителя коммунизма.

Разумеется, и мы придерживались примерно такой же позиции. Помилуйте, разве можно так расточительно разбазаривать свое драгоценное время, копаясь на грядках, ради какой-то морковки?

И это тогда, когда есть театры и кино, книги и так называемые «толстые» журналы, которыми зачитывалась вся огромная страна.

А дети? Ведь сколько времени надо на то, чтобы поиграть, поговорить, почитать книжку. А утренники и родительские собрания, пионерлагеря и подготовка к походу в очередной класс в условиях жесточайшего дефицита всего и вся! О каких грядках или создании садов, с чертами викторианской эпохи можно было говорить?

Так и пробежали семидесятые годы двадцатого века. Наступили восьмидесятые, когда за три года народ смог лицезреть

Розы и клематисы в одном из уголков Сада Евгения и Валентины…

четырех генеральных секретарей, каждый из которых, имел свое видение построения самого лучшего общества на земле. И вот, исходя из очередного воззрения, где то в 1987 году, Михаил Сергеевич Горбачев счел возможным выделить всем желающим по небольшому участочку земли. Вряд ли молодой генеральный секретарь при этом думал об особенностях ландшафтного дизайна.

Скорее всего, его на этот шаг сподвигло то обстоятельство, что хотя всенародная продовольственная программа в Советском Союзе была уже принята и обсуждена на всех пленумах и во всех коллективах, однако ее результаты как то не впечатляли. Надо полагать, здесь присутствовал суровый прагматизм – если на этих сотках народ вырастит лишнее ведро картошки, то от этого хуже никому не будет.

Собственно так и произошло в начале лихих девяностых годов, когда эти самые горбачевские участочки помогли миллионам людей пережить все те трудности развалившейся страны.

Альпийская горка Сада Евгения и Валентины в объятиях горного июньского тумана…

Как бы то ни было, перед дилеммой – брать, или не брать предлагаемый нам крохотный участочек земли, стала и наша семья. Не скроем, ко всей этой дачной компании мы отнеслись с изрядной долей пессимизма. Менять привычный уклад жизни, включающий обсуждение недавно появившихся книг Солженицына и Войновича, или же писателей русской эмиграции, на садовый инструмент, как то не очень и хотелось.

Решающую точку в этом ленивом диспуте поставил отец Евгения Георгиевича, агроном по образованию, знавший землю и любивший землю – Георгий Иванович Пономаренко. Его аргументы в части наших детей, его внуков, про свежую малину и здоровый образ жизни на природе, оказались той гирей, перевесившей весь наш конформизм. И спустя время, мы оказались владельцами крохотных четырех соток, располагавшихся в пригороде Краснодара, в поселке Северном.

Разницу в образе мысли разглагольствующего советского интеллигента и всеми проклинаемого дачника мы почувствовали незамедлительно. Достаточно сказать, что сама поездка на этот

Середина ноября месяца. Наш Сад готовится к зимней спячке…

клочок земли являлась немалым подвигом, поскольку ни о какой машине и речи быть не могло.

Выйдя из дому, будучи нагруженным разной поклажей, надо было пройти к трамваю и проехать на нем с десяток остановок. Затем следовало пересесть на городской автобус, а уж потом втиснуться в пригородный автобус, который и доставлял тебя к вожделенному райскому участку. В среднем, все это удовольствие в одну сторону, занимало порядка полутора — двух часов.

Однако, судя по всему, обратного пути уже не существовало, и нужно было двигаться только вперед, по пути «хозяйственного обрастания», как об этом язвительно писала газета «Правда».

Проблему еженедельного трансферта всей семьи с квартиры на эти самые вожделенные сотки, следовало, как то решать. И после длительных ухищрений, погрязнув в долгах, мы приобрели чудо советского автопрома – ядовито-желтый автомобиль «Запорожец» Это был первый наш автомобиль! И, пожалуй, большего счастья, по поводу владения автомобилем, мы уже не

Вот наш «малыш» во всей своей красоте и великолепии!

испытывали никогда. К тому времени в Советском Союзе с громадным успехом был показан бразильский сериал «Рабыня Изаура». И все жители СССР стали называть свои крохотные участочки, не иначе, как «фазендами».

Так вот, благодаря нашему шустрому желтому «Запорожцу», путь на нашу фазенду вдруг сократился с двух часов, до каких-то 20 – 25 минут. Нашему восторгу не было предела: мы почувствовали иной уровень жизни. Это было настоящее чудо и головокружительный комфорт. Не надо было ждать транспорт на остановках, не надо было втискиваться с кошелками и умолять подвинуться. И самое главное – можно было беззаботно перевозить огромное количество всякого разнообразного барахла.

Да и сам выезд на дачу, как эквивалент семейного счастья и благополучия, мы помним в деталях до сегодняшних дней. Наш сын Егор, тут же быстро получивший права, усаживался за руль. Валентина Михайловна и Машенька усаживались на заднее сидение. А Евгений Георгиевич располагался рядом с водителем. И мы, всей семьей, на нашем родненьком автомобиле отправлялись

А теперь гляньте на нашего «малыша» с левой стороны…

на нашу дачу. Это действительно была атмосфера единения и общей целеустремленности.[2]

Вспоминая эти дни, следует отметить, что все на свете относительно, все познается в сравнении. Сегодня, отправляясь в наш Сад, мы холодно-равнодушно усаживаемся в комфортабельный, автомобиль XXI века. Электроника услужливо выдает все нужные и ненужные параметры. По сравнению с тем, гремящим нашим желтым чудом, этот монстр движется практически бесшумно. Казалось бы, все прекрасно. Но как-же иногда хочется вернуться туда, к милому желтому «Запорожцу», когда мы были моложе, вода – мокрее, а трава – гораздо зеленее, нежели сегодня…

Однако продолжим. Наша хозяйственно-дачная деятельность близ поселка Северный продолжалась более десяти лет. Все наши

Годы идут, мелькают десятилетия, но ностальгия по желтому «Запорожцу» остается. Ведь тогда мы были чуть-чуть моложе…

изыски по поводу ландшафтного дизайна не простирались далее выращивания огурцов, помидоров и малины для детворы. Однако некое томление присутствовало – хотелось чего-то большего, нежели баклажаны и петрушка.

И здесь нам неслыханно повезло. Воистину, трудно переоценить пословицу: «Выбирай не дом, выбирай соседа». Соседи нам попались действительно замечательные — преподаватели Кубанского технологического университета, кандидаты наук, интеллигентные и умные люди Светлана Ивановна и Виктор Иванович. Для приложения своих творческих планов, им тоже хотелось чего-то большего, нежели крохотные четыре сотки.

И вот, в году эдак девяносто шестом, Светлана Ивановна, как-то даже стесняясь, поведала Валентине Михайловне одну тайную историю. Вот мол, в двух десятках километрах от горячего Ключа находится забытый Богом поселок Транспортный (ранее, он назывался более экзотично – Абузы).

Туда идет хорошая асфальтовая дорога, направленная к городу Хадыженску. В этом поселке, когда то теплилась, какая-то

Сентиментальный сюжет в Саду Евгения и Валентины, на тему о березках и деревенском колодце…

жизнь, до тех пор, пока там работали нефтяники и дырявили землю своими вышками. Однако добыча нефти в этом районе для новой России оказалась, почему то нерентабельной и деятельность была прекращена. В отсутствии работы, люди стали покидать эти места.

Там-то Светлана и Виктор приобрели, считай за бесценок, практически брошенную, весьма скромную хатку, но с большим, по тем меркам, участком земли.

А тайна заключалась в том, что исходя все еще из довлеющей советской морали, они превратились в эдаких латифундистов, обладающих целыми ДВУМЯ (!) кусками земли, в различных частях Краснодарского края. Афишировать сей факт по тем временам и не следовало, но поделиться тоже хотелось.

Но это еще не все. А дело в том, что соседству с их участком, живет одинокая пожилая женщина, которой надо уезжать к дочери в Подмосковье. Она то и готова ехать, да не знает, кому продать маленький деревянный домик, который был построен якобы еще до войны. Продает она его уже почитай несколько лет, да вот дураков, как известно, нет.

А это наш огородик. Но цветов на нем, как видите, тоже предостаточно…

Милые пикантности страшной тайны заключалась в том, что вышеуказанный домик был хоть и невесть каким, да вот прилегающий к нему участок земли был огромным и находился в весьма живописном месте. Но главное – Светлане Ивановне и Виктору Ивановичу очень хотелось в качестве соседей видеть именно нас.

С одной стороны это было лестное предложение, но с другой стороны нас как-то не впечатляла ситуация – выступить в роли тех самых дураков, которых, как известно, нет.

Ситуация была достаточно пикантной. В ответ мы что-то мычали, обещали подумать, посоветоваться, взвесить и определиться. В свою очередь, Светлана Ивановна настаивала и предлагала нам приехать и, хотя бы, взглянуть на это чудное место.

Следует сказать, что к тому времени у нас уже появилась исчезающая мечта всего советского народа – более мощная, по сравнению с «Запорожцем», машина «Волга». Поэтому, в принципе, нам было все равно, куда ездить на дачу. Не столь уж принципиально – то ли двадцать минут, то ли час двадцать.

Наш любимец Котик-Бергамотик на фоне осеннего тумана Сада Евгения и Валентины…

В конечном счете, настойчивость нашей соседки увенчалась успехом. В какой-то из праздничных дней мы все же выехали в гости к нашим несменяемым соседям. И случилось чудо – красота этого места нас сразила наповал.

Изумрудные горы были наполнены чистейшим хрустальным воздухом. И избитое сравнение со швейцарскими ландшафтами, здесь не являлось таким уж большим преувеличением. Взглянув на все это природное великолепие, мы сделали главный вывод — если мы и будем перебираться, когда-либо на новую дачу, то она будет исключительно в окрестностях Горячего Ключа.

Что касается дома, то назвать его именно так, можно было с массой оговорок. Проще говоря, это был старый сруб накрытый дранкой, да видавшие виды окна и двери. Фундамента у этого домика не было в принципе, его заменяли крупные камни, на которых этот сруб и возвышался. Хотя и другие строения, расположенные по соседству, были примерно такого же стиля. Однако прилегающий к домику участок впечатлял!

Красавицы – вьющиеся розы в одном из уголков Сада Евгения и Валентины…

И хотя официально его площадь составляла пятнадцать соток, он имел одну интересную особенность. Формальными границами его являлась улица и двое соседей слева и справа, одними из которых были наши старые знакомые.

Так вот этот самый участок от улицы вначале имел небольшую горизонтальную плоскость, а потом плавно скатывался к лесному массиву, где его граница была показана лишь на бумаге и была весьма условной.

Хочешь – считай пятнадцать соток, как на бумаге, хочешь – двадцать пять или сорок. Все это будет зависить исключительно от твоей фантазии, поскольку забора или иной ограды не было и в помине. Конечно, участок плавно переходящий в лесной массив, превосходил все наши самые смелые фантазии.

Собственно эти обстоятельства и предопределили наш выбор. Запрашиваемая цена за все это хозяйство была настолько смехотворной, что какой либо торг с нашей стороны выглядел бы верхом бесстыдства. Единственным дополнительным условием владелицы участка, была просьба помочь с покупкой билета и

Летнее половодие цветов в Саду Евгения и Валентины…

оказание помощи в доставке ее на вокзал, в Горячий Ключ, всего лишь с несколькими сумками личных вещей. Сделать все это было нетрудно, и бывшая хозяйка с нашей помощью отправилась к своей дочери в город Жуковский Московской области.

А мы, полные сил, энтузиазма и творческих планов приступили к реализации в жизнь версии «Сад 2.0». Для этого мы уже имели солидный, почти десятилетний опыт возделывания растений, хотя бы теоретические представления о ландшафтном дизайне, а главное – жгучее желание воплотить на этой земле нашу мечту об идеальном Саде.

Воплощая все эти желания, мы определили план участка, в соответствии с которым, обустроили комфортную площадку для отдыха, осуществили посадку винограда, плодовых и декоративных растений.

Все было здорово и прекрасно, за исключением одного обстоятельства, которое называлось «сезонность». Иными словами,

«Наскальная» (или заборная) живопись, отражающая повседневную жизнь обитателей Сада Евгения и Валентины…

находится в наших родненьких Абузах, мы могли примерно с мая по октябрь месяц. В иное время, возможность нормального проживания в древнем деревянном срубе, исключалась по определению.

Однако у нас уже появились планы строительства комфортного загородного жилья. Надо было лишь разработать проект, приходящийся нам по душе и привязать его к существующему участку. Здесь мы также не видели проблем, поскольку у Евгения Георгиевича сложились хорошие отношения с рядом специалистов Краснодарского проектного института «Кубаньводпроект». Они то и пообещали нарисовать дом нашей мечты, применительно к тем красотам, которые его окружают.

Таким образом, все шло великолепно и планомерно. Спустя некоторое время, приехали проектировщики. Они ходили по участку, шушукались и шептались. По мере этого обхода, их лица становились все более печальными и унылыми. Вся эта безнадега нам как то не нравилась. Может быть, их не впечатлили красоты окружающего ландшафта? Вовсе нет – ответили профессионалы.

Фрагмент Сада Евгения и Валентины…

Ландшафт замечательный. Все гораздо более приземлено, как в прямом, так и в переносном смысле. Оказывается этих умников-специалистов, категорически не устроили здешние грунты!

И, как гром среди ясного неба, они вынесли свой вердикт – строить, что-либо капитальное, на этом участке, категорически не рекомендуется! Все дело в том, что этот милый склон, который столь романтично СПУСКАЛСЯ к лесу, весьма и весьма коварен. И сколько бы мы не заливали в фундамент десятков кубометров бетона, все это великолепие имеет огромные шансы скатиться, как на салазках, по существующему склону.

И для пущей достоверности, эти злодеи-проектировщики свозили нас в соседний поселок Кутаис, где воочию показали несколько печальных домиков «сноубордистов», в свое время лихо скатившихся по склону. Все дома-неудачники, были построены такими же горожанами, как и мы. Они ведь вовремя не прислушались к советам специалистов, либо умудренного местного населения.

Итак, версия «Сад 2.0» вмиг лишилась своего стратегического развития, все ранее намеченные планы рухнули, и возникла

Мосточек через лагуну, где проживают золотые рыбки…

пустота. Было непонятно, что же делать в этой ситуации. Ведь все было так прекрасно распланировано. И самое печальное — мы почувствовали, что время вдруг начинает играть против нас.

Мы уже последовательно отметили свои пятидесятилетия, и нам, как это ни грустно, покатил шестой десяток. Наш сын Егор уже женился и у него появился первый ребенок, наша внучка Полина. И все наши радужные мечты про идеальный, сад, про дачный дом, про идиллию семейного бытия, вдруг разлетелись вдребезги.

Хрустальный замысел прекратил свое существование. Вместе с тем, если трезво поразмыслить, то ситуация складывалась весьма диалектически:
— первый участок нам бесплатно выделило государство, при этом мы были лишены хоть малейшего права выбора;
— второй участок оказался у нас в собственности исключительно благодаря инициативе и рекомендациям наших творческих соседей.

Участок краденных роз, расположенный в Саду Евгения и Валентины…

Выходит, что сами-то мы больше плыли по течению, слабо понимая – чего собственно мы хотим.

Таким образом, исходя из первых двух тезисов, логично было предположить, что нам следует заняться поиском третьего участка, исходя исключительно уже из своих представлений об идеальном саде и накопленного нами практического опыта. Тогда уж нам не придется сетовать ни на государство, ни на мнение, пусть и прекрасных и близких нашему сердцу людей.

На дворе завершался двадцатый век, все с нетерпением ждали миллениума. В России уже почти сложились рыночные отношения. Во всяком случае, земля уже стала товаром, ее можно было беспрепятственно продавать и покупать. И, главное, у нас сложилось отчетливое понимание, что свое счастье надо искать самим и самим же отвечать за свои поступки.

И мы отправились за своею мечтою, в поиск собственного Рая, своего родненького Эдема, такого же, как тот, где, когда то, обитали наши прародители – Адам и Ева. Об этом поиске, мы и расскажем в следующей главе…

[1] Ф. Бэкон. О садах. –Соч. в 2-х т., т. 2. М., 1978. С. 453.

[2] У этого «Запорожца» сложилась удивительная судьба. Где то, в первой трети девяностых годов мы его продали, полагая, что окончательно забыли о его существовании. Однако, наш сын Егор, хорошо зная нового собственника, решил спустя полтора десятка лет, сделать отцу подарок в 2008 году. Он выкупил этот старенький предмет советского автопрома, модернизировал и разукрасил его. А в день рождения Евгения Георгиевича преподнес (вернее – прикатил) ему это маленькое чудо. Так этот малыш и навсегда остался в нашей семье.

ГЛАВА ПЕРВАЯ: 3 комментария

  1. Добрый день, Евгений Георгиевич и Валентина Михайловна!
    Прочитала первую главу книги.
    Безупречный стиль, все содержательно и интересно.
    Читала не быстро, поскольку в довольно лаконичных предложениях заложено много информации к осмыслению.
    Очень понравилась ваша оценка происходящих событий.
    Фрагменты вашего Сада, запечатленные на фото, не оставляют равнодушным и вызывают восхищение! Это сродни картинам талантливых художников, от которых трудно оторвать глаз. Только ваш Сад — это ЖИВАЯ картина (а правильнее — картинная галерея), создаваемая талантливо и с большой любовью.
    Спасибо вам за полученное удовольствие от прочтения первой главы книги и фото Сада!
    Остаюсь в ожидании продолжения публикации,
    С большим уважением,
    Симонова Наталья

  2. Первая глава меня впечатлила. Очень интересно, с юмором и некоторой иронией описаны происходящие события.

    Не вольно вспомнила свои 4 сотки.

    Фото сада — Это как маленькая сказка. Спасибо большое за удовольствие полученное от прочтения первой главы.

  3. Первая глава меня впечатлила. Очень интересно, с юмором и некоторой иронией описаны происходящие события.

    Не вольно вспомнила свои 4 сотки.

    Фото сада — Это как маленькая сказка. Спасибо большое за удовольствие полученное от прочтения первой главы.

Добавить комментарий для Аноним Отменить ответ

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.