ГЛАВА СОРОК СЕДЬМАЯ

Семейство тридцать шестое – Березовые, или про хороших иностранцев…

Белая береза               

Под моим окном          

Принакрылась снегом

Точно серебром.         

Сергей Есенин

В данной главе мы вновь открываем новый ботанический порядок, который называется Букоцветные.

Согласно современной ботанической классификации APGIII[1], указанный порядок включает в себя восемь семейств: Березовые, Казуариновые, Буковые, Ореховые, Восковницевые, Нотофаговые, Роиптелейные и Тикондендровые. Из этого разнообразия, у нас в Саду представлены лишь два семейства – Березовые и Ореховые.

Начнем мы с наиболее популярного и знакового, для нашей русской культуры, семейства Березовые. Всего на земном шаре насчитывается 120 видов березы, из них – 65 встречается в нашей стране.[2]

Вначале, о представителе семейства, которое называется Лещина. Он же – Орешник, он же – Лесной орех, он же – Фундук. Это растение произрастает в лесочке, примыкающему к нашему Саду. Лесным орехом это растение называется потому, что в недавние времена этот кустарник произрастал исключительно в лесах и лесопосадках нашей страны. В те времена, лесной орех собирался так же, как и грибы.

Ранее, никто не практиковал посадку лесного ореха на своих садовых участках. Во всяком случае у нас на Кубани подобные затеи мало кому приходят в голову.

Вот так выглядит «Лесной орех», он же Фундук…

В настоящее время в сети Интернет появилось достаточно много рекомендаций по разведению лещины на приусадебных участках. Не скроем, мы к этим экспериментам относимся достаточно скептически, памятуя о том, что этот кустарник очень раскидистый, и со временем, он станет затенять иные растения. Садоводы часто приравнивают лещину к сорному растению.

Дело в том, что данный кустарник в основном размножается отростками от материнского дерева и может быстро заполонить свободные участки земли. А вот дальше с ним будет бороться достаточно сложно, поскольку придется выкапывать и уничтожать образовавшиеся побеги.

На Кубани начало февраля. Однако лещина, растущая в ближайшем к Саду лесочке, уже выбросила свои сережки…

А теперь, перейдем к самой березе. В европейской части нашей страны существует два вида белокорых берез – береза повислая и береза пушистая.

Научное название березы повислой (Betula pendula Roth) происходит от латинского слова beatus – «счастливый, блаженный» и, возможно, связано с воздействием этого дерева на чувства созерцающего его человека. Научное видовое название pendula в переводе с латинского означает «повислая». Отсюда и русское видовое название. Русское родовое название «береза» происходит от древнего индоевропейского корня, означающего «светлый».

На знаменитой картине Алексея Саврасова «Грачи прилетели» (1871 год) изображены именно русские березы – символ России.

Различные типы берез широко представлены в нашей стране. Так, в Западной Сибири распространена так называемая береза Крылова. За Байкалом уже растет преимущественно береза плосколистная, или забайкальская. В Центральной и Южной Якутии, а также в Амурской области произрастает одна из красивейших белоствольных берез – береза крупнолистная. В Приморском крае и на юге Хабаровского края растет береза маньчжурская, а на острове Сахалине и Курильских островах – береза японская.

Самая замечательная среди всех – жительница Приморья и Камчатки, береза железная, или Шмидта. Она обладает необычайно твердой и тяжелой древесиной, более прочной в изделиях, чем металл.

Причем, не все березы имеют традиционную белую кору. У некоторых из них окраска коры стволов и ветвей желтая, розовая, ярко-оранжевая, темно-фиолетовая и даже черная. Древесина у них неодинакова как по твердости, так и по качеству.

Иван Шишкин. «Ручей в березовом лесу» (1883 год).

Особенно известна так называемая карельская береза. Своеобразна структура древесины – волокна ее смяты, спутаны, среди них темнеют пятна, рисунок никогда не повторяется, и цвет меняется от светло-золотистого до глубоко-коричневого, она безупречна в полировке. Карельская береза всегда высоко ценилась краснодеревщиками и шла на самые парадные и дорогие поделки – мебель, шкатулки, отделку помещений. Природа неправильного разрастания древесины, что и дает эффект «карельской березы», не совсем ясна до сегодняшнего дня.

Красота березы в стройном стволе, в тонких ветвях, в нарядных сережках, что весной, еще раньше листьев, появляются на ее ветвях. Сережки – это цветы березы. На одном дереве собраны и длинные повислые мужские соцветия, и короткие женские.

Не зря береза торопится ранней весной украсить себя серьгами: раскачиваясь на ветру, мужские соцветия рассеивают пыльцу, и она, не встречая никаких преград (ведь листья еще не распустились), летит на рыльца женских цветков.

Николай Богданов-Бельский «На работу» (1921 год).

Береза является чрезвычайно неприхотливым растением. Жить она может везде: на песчаных косогорах и на каменистых горах, на болоте и на тощей лесной земле, — лишь бы света было побольше. А если случилось несчастье, и в лесу произошел пожар, первой поселится среди пней и мусора, на обожженной земле, все та же береза. Не зря лесоводы ее называют «пионером леса». Потом уже, через несколько лет, под березовой защитой проклюнутся еловые семена и начнут подрастать маленькие елочки. «Береза – еловая нянька» — так говорили о ней.

Безусловно, для России, береза не столько растение, сколько символ. И в этом плане, мы не одиноки – многие страны позиционируют себя с растениями. В Канаде – это клен, в Ливане – ливанский кедр, в Шотландии – чертополох, в Ирландии – клевер, в Японии – сакура.

Архип Куинджи. «Березовая роща» (1879 год).

Однако, почему именно береза стала символом России? Объяснений этому много. Вот некоторые из них.

Береза является очень распространенным деревом в нашей стране. Разные виды этой стройной красавицы можно встретить в любом уголке, от Полярного круга, до Кавказа, от Сахалина до Калининграда и становится невозможным представить себе русский лес, без красавицы березы!

Почтительное отношение нашего народа к березе, проистекает еще с языческих времен. В те времена у славян была так называемая Берегиня – богиня природы, мать всех духов и богатств земли.

Поклонялись этой Берегине в образе священного белого дерева – березы. Отголоски этого поклонения сохранились и до сих пор. В Семик – седьмой четверг после Пасхи, происходит праздник прощания с весной и встречи лета. Главным персонажем этого действия является береза. Она воспринимается как существо живое, могущественное, способное исполнять желания.

Две березки, растущие в Саду Евгения и Валентины. Снимок сделан в мае месяце.

Береза занимает особое место в русском фольклоре: «На море, на окияне, на острове Кургане. Стоит белая береза, вниз ветвями, вверх корнями». Образ березы широко используется в народных песнях, сказках, приметах, поговорках, загадках:

— Когда береза перед ольхой лист распустит, лето будет сухое; если ольха наперед – мокрое;

— Из березы течет много сока – к дождливому лету;

— Березового сока на грош, а леса на рубль изведешь;

— Зелена, а не луг, бела, а не снег, кудрява, а не голова;

— Кривая береза не удержит снега, плохой человек не сдержит слова;

— Горбатую березу распаришь да поправишь, а дурного человека хоть парь, хоть май, все таким останется.

Береза и рябина являются, как правило, частью пейзажа средней и северной полосы России. Однако и у нас на Кубани, они представляют собою великолепное зрелище.

Для русского быта польза березы весьма многогранна. О ней в народе говорили так: «У березы четыре дела: первое дело – мир освещать, второе дело – крик утишать, третье дело – больных исцелять, четвертое дело – чистоту соблюдать».

Мир освещался березовой лучиной – главным источником света длинными зимними вечерами в крестьянских избах.

Назойливый крик, то есть скрип телег, «утишался» путем смазывания осей колес березовым дегтем. Тем самым, которым можно было испортить бочку меда.

Пасторальный пейзаж с березами, растущих в Саду Евгения и Валентины в июле месяце…

А что касается исцеления больных, то береза – целительница запасла лекарственные вещества и в почках, и в листьях, и в коре, и в древесине. Даже из грибов ложных трутовиков, паразитирующих на березах, делают лекарственные препараты. Березовый деготь обладает сильными антисептическими свойствами. Это обусловлено присутствием в березовом дегте, так называемого фенола и его производных. Все эти компоненты березы обладают ранозаживляющим действием и входит в состав знаменитой мази Вишневского.

Середина мая месяца. Две березки, растущие в Саду Евгения и Валентины…

Березовый деготь входит в состав дегтярного мыла. Даже сгоревшая и превратившаяся в уголь береза по-прежнему остается полезной человеку. Активированный березовый уголь в порошке применяют как адсорбент при отравлениях ядами и бактерийными токсинами.

А что касается чистоты, то она соблюдалась в бане, разумеется, с помощью березовых веников.

Нельзя забыть и о бересте. Ведь именно на ней писали первые письма наши предки. Береста необыкновенно прочна и с трудом поддается гниению, даже если оказалась в земле. Благодаря этому свойству, до наших дней дошли замечательные коллекции писем и различных документов на бересте, найденные во время раскопок в Новгороде.

Следует отметить, что использовать бересту для письма человек научился давно – известны древние китайские тексты (в Китае береза – обычное дерево), в национальном музее Индии выставлены санскритские тексты на березе.

Березка, растущая в Саду Евгения и Валентины…

Весной, вслед за первыми оттепелями у березы начинается «весенний плач». От корней к спящим почкам идет сильным потоком сок. Опять-таки – это не просто элементарное сокодвижение, присущее всем растениям. Это не просто сладенькая жидкость, а нечто сакральное, о чем следует говорить исключительно с придыханием.

Это легендарный березовый сок. Ведь о нем сложено множество стихов и песен. Вот, например, замечательные строки Алексея Константиновича Толстого:

Острою секирою ранена береза, 
По коре сребристой покатились слезы;
Ты не плачь, береза, бедная, не сетуй!
Рана не смертельна, вылечишься к лету.
Будешь красоваться, листьями убрана…
Лишь больное сердце не залечат раны![3]

Во времена СССР этот самый березовый сок приобрел прямо-таки магическое, былинное значение. Любой советский человек отчетливо помнит, как в детском (пионерском, комсомольском, зрелом, пожилом) возрасте, он, затаив дыхание, слушал в исполнении белорусского ансамбля «Песняры», знаменитую культовую песню:

Как часто, пьянея средь ясного дня,
Я брел наугад по весенним протокам,
И Родина щедро поила меня
Березовым соком, березовым соком.
Березки, растущие в Саду Евгения и Валентины…

Конечно, лечебная сила березового сока, безусловно, преувеличена. Судите сами: весною, когда оттаивает земля, начинают активно работать корни дерева и нагнетают в ствол воду, которая поднимается до самой вершины. По пути вода промывает ствол, растворяя отложенный про запас сахар.

Чем дольше путь этой весенней почвенной воды по стволу, тем больше она успевает растворить сахара, и потому, чем выше на дереве брать березовый сок, тем будет он слаще.

Вот, собственно, и все. Ничтожное количество кислот и те самые микроэлементы, которых предостаточно и в водопроводной воде, мало прибавят целебности и вкуса.

И вдруг, в период жесточайшего продовольственного дефицита конца 80-х, начала 90-х годов прошлого века, этот самый березовый сок заполонил прилавки советских гастрономов, наряду с морскою капустой и сомнительными овощными салатами.

Легендарные строки «…и Родина щедро напоит тебя» стали цитировать исключительно в язвительном тоне.

Вот такую унылую продовольственную картину, во главе с пресловутым березовым соком, мы лично видели в советских гастрономах в начале 90-х годов прошлого века…

Был ли в этих банках действительно натуральный березовый сок? Сие нам не ведомо. Во всяком случае, никто в это не верил. И, признаться, до сих пор не особо верят. Главный аргумент — это ж сколько берез надо, чтобы такое количество сока выпускать, чтобы на всю страну хватило. Злые языки утверждали, что ничего в этой жидкости, кроме воды, сахара, лимонной и аскорбиновой кислот, в этом напитке не было.

Посмотрим на эту ситуацию с точки зрения экономиста. Ведь дело не в березах. Их то в России предостаточно. Дело в элементарной логистике и себестоимости. Ведь доведение до прилавка действительно НАТУРАЛЬНОГО сока весьма и весьма затратно!

Эти березы мы когда-то высаживали тонкими прутиками, а сегодня они достойно гармонируют с окружающими растениями в Саду Евгения и Валентины.

Возьмем для сравнения яблоню, растущую в кубанском плодосовхозе. С одного дерева здесь можно играючи снять несколько десятков килограмм прекрасных плодов. Урожай грузят на тракторную тележку и везут всего лишь несколько километров до мини-завода, где производят и пакуют сок, отвечающий всем стандартам. Как видите, затраты ручного труда здесь сведены к минимуму.

А как дела обстоят в лесу? Здесь следует просверлить в стволе березы отверстие, диаметром порядка четырех миллиметров, вставить туда трубочку и подставить трехлитровую баночку, накрыв все это хозяйство марлечкой, дабы не мешали муравьи. Через сутки следует вернуться к этой березоньке и забрать всего лишь три литра этой жидкости.

Две березки, растущие в июне месяце, в Саду Евгения и Валентины…

Конечно, для личного пользования этого может быть и достаточно. Но промышленные масштабы добычи этого продукта, действительно вызывают сомнения. С какой плотностью в лесу должны располагаться промежуточные пункты сбора этих трехлитровых баллонов и как осуществляется их охрана? Как вывозить эти декалитры? На чем – лошадкой, вездеходом или вертолетом? Каково расстояние до производственной базы и сколько их должно быть на один квадратный километр березового леса?

И еще одно весьма странное обстоятельство: никакими советскими ГОСТами производство березового сока не регулировалось. Есть стандарты на сок яблочный, грушевый, сливовый, вишневый и так далее. А вот березовый остался сиротою. Так что все эти досужие разговоры про водичку с сахаром и лимонным соком, вероятно имели какое-то основание.

Ефим Волков. Золотая осень – Тихая речка. 1893 год.

Что касается Кубани, то здесь особого пиетета по отношению к березе никогда не испытывали. Она здесь скорее исключение, нежели правило. Более того, в силу климатических особенностей, это дерево даже недолюбливают. Дело в том, что корневая система березы не имеет главного стержня и множество корней расходятся почти горизонтально близ поверхности почвы.

Потребляя большое количество воды, береза этими горизонтальными корнями высушивает почву так, что иногда вблизи дерева (особенно с южной стороны) другие деревья и кустарники не растут, да и трава – лишь самая выносливая к сухости.

Да и страданий по поводу дефицита березового сока, жители края никогда не испытывали. Когда мы видим, как в близлежащей к трассе лесополосе, кто-то собирает жерделу (так на Кубани называют дикорастущий абрикос), то мы знаем, что это наверняка приезжие из северных районов страны.

Ведь житель края никогда не будет готовить что-либо стоящее из этой дички. А ведь сахара и прочих витаминов в этой жерделе значительно больше, нежели в сакральном березовом соке!

Так что, все в мире относительно. Да и в нашем Саду, мы сажали березы исключительно для большего эстетического и ботанического разнообразия.

Исаак Левитан. «Март». 1895 год.

В завершении нашей березовой эпопеи приведем несколько прекрасных стихотворений, посвященных этому символическому для России дереву. Начнем с певца русской природы Сергея Есенина:

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»
Константин Юон. «Мартовское солнце». 1915 год.

А вот чудесные строки советской поэтессы Риммы Федоровны Казаковой:

Россию делает береза.
Смотрю спокойно и тверезо,
еще не зная отчего,
на лес с лиловинкою утра,
на то, как тоненько и мудро
береза врезана в него.

Она бела ничуть не чинно,
и это главная причина
поверить нашему родству.
И я живу не оробело,
а, как береза, черно-бело,
хотя и набело живу.

В ней есть прозрачность и безбрежность,
и эта праведная грешность,
и чистота — из грешной тьмы, -
которая всегда основа
всего людского и лесного,
всего, что — жизнь, Россия, мы.

Березу, как букварь, читаю,
стою, и полосы считаю,
и благодарности полна
за то, что серебром черненым
из лип, еловых лап, черемух,
как в ночь луна, горит она.

А у поэта Валентина Берестова свой, достаточно своеобразный взгляд, на роль березы в российской истории:

Чего не знал великий Пушкин?
Не знал он ни одной частушки,
Не видел ни одной матрешки
В их лакированной одежке.
Березу символом Руси
Не звал он, Боже упаси.
Она при нем для этой роли
Не подходила. Ей пороли.
Борис Кустодиев. «В березовой роще». 1917 год.

Вот такое неоднозначное дерево, наша береза. А теперь, вновь вернемся во времена нашего детства. В предшествующей главе мы коснулись проклятых шпионов, и о том, как доблестные пионеры боролись с ними.

Однако, на капиталистическом Западе, хотя и редко, но попадались порядочные люди, которые дружили с Советским Союзом. Этих людей хвалили, о них писали в газетах и журналах.

Разумеется, в ближний круг наилучших друзей советского народа обязательно должен был войти какой-нибудь прогрессивный афроамериканец. Дело в том, что советская фильмография последовательно идеологически готовила наш народ к тому, что негры – самые лучшие друзья СССР. Судите сами: в 1936 году на экраны страны вышел знаменитый фильм «Цирк».

По сюжету, на гастроли в СССР приезжает американский цирк, который показывает аттракцион «Полет на луну». Звезда номера Мэрион Диксон пользуется огромным успехом у советских зрителей. Видя эту славу, создатель номера немец Франц фон Кнейшиц, пытается опозорить Диксон перед публикой. В качестве довода, Кнейшиц утверждает, что у Диксон имеется внебрачный черный ребенок. Однако, вместо гнева, зал воспылает к ребенку восторгом и умилением. В итоге интригана с позором прогоняют, а Мэрион и ее маленький сын-негритенок находят в СССР свою новую Родину и любовь.

Кадр из культового фильма «Цирк» (1936 год). Любимец зрителей – негритенок Джимми (Джеймс Паттерсон), Марион Диксон (актриса Любовь Орлова) и Иван Мартынов (актер Сергей Столяров).

Дальше – больше. Уже после войны, в 1952 году вышел фильм «Максимка». Согласно сюжету фильма, русский корвет «Богатырь» в шестидесятых годах девятнадцатого века, снимает с обломков разбитого штормом американского корабля мальчика-негра. Вскоре мальчик, прозванный матросами Максимкой, становится любимцем всей команды. Пройдя целый ряд приключений, Максимка становится юнгой русского флота.

Афиша фильма «Максимка» (1952 год). Любимец зрителей – негритенок Максимка (Толя Бовыкин), и матрос Лучкин (актер Борис Андреев).

Поскольку добротная предыстория хороших негритят уже существовала в мировоззрении советских людей, то в качестве надежного друга СССР нужен был повзрослевший Джимми-Максимка.

И такой, разумеется, нашелся. Им оказался Поль Лерой Бестилл Робсон – американский певец, обладающий уникальным басовым голосом и родившийся в бедной афроамериканской семье. В конце двадцатых годов прошлого века Робсон не без успеха начинает исполнять негритянские народные песни. В 1929 году, в период Великой депрессии, оставшись без работы, уезжает в Европу.

Поль Лерой Бестилл Робсон в предвоенные годы.

В годы гражданской войны в Испании, выступал перед бойцами Интернациональной бригады. Там, вероятно, его пути и пересеклись с представителями Советского Союза. По приглашению известного советского кинорежиссера Сергея Эйзенштейна, Поль Робсон в 1934 году посещает СССР. Певец получил сильные впечатления о стране. «С момента появления в России я понял, что нашел то, к чему стремился всю жизнь. Только в Советском Союзе я почувствовал себя полноценным человеком» — писал он в своих публикациях.

Советская пресса весьма активно пропагандировала Поля Робсона, как борца за мир и друга Советского Союза. Рисунок из журнала «Крокодил» № 10 за 1950 год.

Одновременно Поль Робсон становится страстным пропагандистом советского образа жизни:

«Я никогда и нигде не видел столько людей различных национальностей, отдыхающих в прекрасных санаториях и домах отдыха, где есть все современные удобства. В буржуазном мире не существует ничего подобного. Кроме домов отдыха, я увидел здесь первоклассную оперу и великолепные оркестры, исполняющие музыку для просвещения десятков тысяч советских рабочих, которым конституция гарантирует отдых. И что еще более замечательно, — эти советские рабочие самых разных национальностей и цвета кожи. За одно поколение СССР сумел ликвидировать расовую проблему».

Вот так показывали лучшего друга Советского Союза. Рисунок из журнала «Крокодил» № 24 за 1958 год.

Почести, которые оказывали Полю Робсону были под стать протоколам, которые предназначались для глав государств. «Ночи в театре и в опере, праздничные банкеты, частные приемы, специально организованные посещения больниц, детских садов, фабрик и прочих мест были нормальным времяпровождением Робсона в СССР», — писал его биограф Мартин Дуберман.

Что же необходимо было взамен, дабы оправдать все эти пышные приемы? Всего лишь малость – следовало активно славословить и воспевать гений великого Сталина. У сына бывшего раба, пошедшего в рабы к тирану, это получалось неплохо. В конце 1952 года, всего лишь за несколько месяцев до смерти Сталина, афроамериканский певец становится лауреатом международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами».

Лауреаты Сталинской премии «За укрепление мира между народами». Среди них, мы видим знакомого нам Поля Робсона. Журнал «Огонек» № 31 за 1953 год.

Вместе с тем, чем выше возносили Поля в Советском союзе, тем сложнее ему было работать на родине, в Америке. После ряда антиамериканских заявлений, сделанных им в СССР, его концертная деятельность была резко ограничена. Ежегодный доход певца упал со ста тысяч до двух тысяч долларов. Однако, он продолжал жить в той самой «расистской Америке».

Визит в Россию начался! Сразу по приезду следует принять русские сто грамм. Водку наливает писатель Борис Полевой, написавший «Повесть о настоящем человеке»…

Казалось бы – почему не переехать в самую лучшую страну на Земном шаре? Не лучше ли было переехать навсегда в эту «самую свободную страну мира, давшую приют артистам всех национальностей», которую он «любил больше всего на свете» и где он с таким энтузиазмом обычно исполнял на бис «Широка страна моя родная»?

Однако, даже случайная мысль на эту тему, никогда не посещала его голову. Он не сделал этого, поскольку хорошо знал о судьбе многих американцев, которые во времена индустриализации работали в СССР и пожелали обрести новую Родину.

Ведь во время репрессий конца тридцатых годов, многие из них были арестованы, как агенты империализма, в последующем расстреляны, либо погибли в лагерях. Поэтому, роль почетного гостя, постоянно ругающего страну, где он родился, Поля Робсона более чем устраивала.

Заметка о Поле Робсоне, опубликованная в январском журнале «Огонек» (№ 02) за 1957 год.

А потом состоялся двадцатый съезд партии, на котором Сталина развенчали. Здоровье пламенного друга СССР пошатнулось. Говорят, что он дважды пытался покончить с собой. А потом наступили шестидесятые годы, полетел Гагарин, появились другие кумиры. В 1960 году Робсон дает последние концерты в Новой Зеландии и Австралии, а с 1963 года полностью отходит от публичных выступлений.

Как известно, народная слава может иметь различные последствия. Почему-то в шестидесятые годы прошлого века, уже после окончания звездных выступлений певца в СССР, среди домохозяек огромную популярность приобрел шоколадный торт, который назывался «Поль Робсон».

Мы до сих пор не можем понять первопричину столь странного названия. Это было следствием нашего восторга по поводу солидарности с борющимися за свободу народами Африки? Либо здесь уже начинала сквозить определенная ирония, в связи с навязчивым образом чужого героя? Как бы то ни было, мы отчетливо помним, как наши мамы готовили этот черненький бисквит к восьмому марту, либо к Первому маю.

Вот такие наши воспоминания о знаменитом чернокожем певце. В середине пятидесятых, после ухода Сталина, наступила хрущевская оттепель. Воистину: новые времена – новые песни. Поэтому, понадобились новые поющие друзья Советского Союза.

В 1956 году, в Советском Союзе, выходит в свет чрезвычайно популярная песня «Когда поет далекий друг», которую исполняет известнейший советский актер и певец Марк Бернес:

Задумчивый голос Монтана
Звучит на короткой волне,
И ветки каштанов, парижских каштанов
В окно заглянули ко мне.

Когда поет далекий друг,
Теплей и радостней становится вокруг,
И сокращаются большие расстояния,
Когда поет хороший друг.

А песня все ближе, все ближе
Летит и звенит над Москвой
В нем думы Парижа, улыбка Парижа
И голос народа живой.

Влюбленные кружатся пары
И молодость дружит с певцом
И музыке вторят большие бульвары
С московским садовым кольцом.

Радушие наше знакомо
Посланцам далеких широт.
Желанная гостья, в России, как дома,
Французская песня живет.

Кто же такой Монтан, и почему про него распевает вся советская страна? Этот певец, настоящее имя которого – Иво Ливи, родился в еврейской семье, в Италии, в 1921 году. Он был младшим из трех детей Джузеппины и Джованни Ливи. Отец Иво был убежденным коммунистом, мать же была глубоко верующей католичкой.

В дальнейшем семья переезжает во Францию. В юности Монтан начинает свою артистическую карьеру, как певец в кинотеатрах, клубах и мюзик-холлах. В качестве творческого псевдонима, он выбирает сочетание «Ив Монтан» (Ив — французская форма имени Иво).

В 1944 году во время выступления Монтана в Париже, его замечает Эдит Пиаф. На некоторое время Монтан, который был младше Пиаф на шесть лет, становится ее любовником, а она — его наставницей. Пиаф занимается его репертуаром и просит своих соавторов написать ему несколько песен. Певец создает свой образ «поющего пролетария»: частые герои его песен — сезонный рабочий, водитель-дальнобойщик, солдат, боксер.

Начинающий певец и знаменитая певица вместе выступают на эстраде до 1946 года, когда Пиаф порывает с Монтаном. К этому времени Ив Монтан уже сыграет главную мужскую роль в фильме «Врата ночи», который получит положительную оценку зрителей.

В августе 1949 года Ив Монтан знакомится с замужней актрисой Симоной Синьоре и влюбляется в нее. Вскоре Симона оставляет своего первого мужа Ива Аллегре и в декабре 1951 года выходит замуж за Монтана.

Вместе вновь испеченные супруги неоднократно выступают как партнеры по сцене и съемочной площадке. Пара Монтан-Синьоре становится очень популярной и не сходит с обложек газет и журналов. Постепенно, их слава выходит на уровень Элвиса Пресли и Мэрилин Монро. Но, в отличии от них, Ив и Симона начинают публично выступать в защиту демократии, и позволяют себе высказывания, которые можно было расценить, как сочувствие Советскому Союзу.

В мае 1950 года, Монтан подписывает так называемое «Стокгольмское воззвание» против использования ядерного оружия. Эту кампанию общественного мнения ведет Советский Союз. Начиная с этого момента Монтан, коммунист по семейной традиции, представлен в списках петиций Французской Коммунистической Партии.

Ну как не записать такого человека в новые друзья Советского Союза? Звездную пару начинают усиленно зазывать в Москву. Иву Монтану предлагают очень выгодное песенное турне по крупным городам СССР от которого нелегко отказаться.

Предстоящие гастроли Ива Монтана в Советский Союз рекламировались весьма широко. Рисунок из журнала «Крокодил» № 31 за 1956 год.

В середине 1956 года начинается практическая подготовка к гастролям. Осенью, программа визита уже полностью сверстана. Популярнейший журнал «Огонек», читателем которого является советская интеллигенция, анонсирует поездку, взяв у певца интервью по телефону:

«Огонек». Здравствуйте, Ив Монтан! Привет Вам от читателей нашего журнала. Как здоровье Ваше и Симоны Синьоре?

Ив Монтан. Здравствуйте, рад побеседовать с Вами. Мы с женой здоровы. Симона тут же, у аппарата.

«Огонек». Многочисленные поклонники Вашего таланта с нетерпением ждут возможности увидеть и услышать Ива Монтана. Когда мы сможем приветствовать Вас в Москве?

Ив Монтан. Мы выезжаем из Парижа четвертого ноября, приедем пятого. Мы с таким же нетерпением ждем встречи с московскими, ленинградскими и киевскими зрителями и с нашими друзьями – советскими артистами и режиссерами.

«Огонек». Вам предстоит, как мы слышали, совершить после гастролей в Советский Союз, поездку в другие страны?

Ив Монтан. Да, я должен побывать в Польше, Чехословакии, ГДР, Болгарии, Румынии, Венгрии. Программа моих поездок точно разработана, день за днем.

«Огонек». Что будет Вас особенно интересовать в Советском Союзе?

Ив Монтан. Все. Абсолютно все! Побывать в Советском Союзе – моя мечта. Я совершенно уверен, что я и моя жена увидим и узнаем много интересного и поучительного».[4]

Фотография Ива Монтана и Симоны Синьоре в июльском номере журнала «Огонек» (№ 31), анонсирующая приезд звездной пары в Советский Союз…

Однако, это интервью происходит уже на фоне разгоревшихся венгерских событий – 24 октября советские танки вошли в Будапешт. Возникает глубочайший кризис сознания, который охватывает представителей интеллигенции и французских артистов, ранее склонявшихся к коммунизму. Многие из них негативно относятся к решению Ива Монтана – петь перед русскими коммунистами.

Вероятно, к тому времени все контракты уже были заключены, авансы (и немалые) получены сполна, и певец вынужден принимать окончательное и непростое для него решение о поездке в СССР.

Визит Ива Монтана и Симоны Синьоре в Россию начался! Теперь водка пьется в компании с Аркадием Райкиным и Леонидом Утесовым…

В то время как в Париже звучит шквал критических статей по поводу «оккупации» Будапешта, в Москве французского певца ждет чрезвычайно теплый прием. Концертные залы ломятся от желающих лицезреть вживую зарубежную звезду и не менее знаменитую его супругу. Все это воспринимается в Париже, как проявление политической солидарности с действиями советского правительства.

Певец очень болезненно оценивает эту реакцию. Будучи удостоенным встречи с самим Хрущевым, Ив Монтан тут же вступает с ним в политическую дискуссию, которая длится почти четыре часа и фактически превращается в конфликт.

Таким образом, восторженные гастроли заканчиваются скандалом с первым лицом страны и потерей репутации у себя на родине. Дальновидный журнал «Огонек» благоразумно не стал публиковать никаких отчетов о гастролях померкнувшей звезды. Лишь только журнал «Крокодил» позволил себе опубликовать дружеский шарж на звезду, которую столь долго зазывали в страну победившего социализма.

Московские гастроли продолжились путешествием по восточноевропейским странам. Там Монтан своими глазами увидел, как живут в странах развитого социализма, его коммунистические идеалы начали постепенно угасать.

Вероятно, в журнале «Крокодил» не знали о возникших разногласиях певца с Никитой Сергеевичем. Рисунок из журнала № 02 за 1957 год.

Так возможно бы и угасла память об этом французском актере. Однако в памяти россиян старшего поколения, Ив Монтан остался и как организатор антирекламы советского женского белья.

У этого скандала была своя предыстория. Несмотря на недоразумения с визитом Ива и Симоны, Советский Союз продолжал наращивать культурные контакты с Францией. Ведь шла хрущевская «оттепель» и «Железный занавес» постепенно приподнимался.

Одним из признаков этого потепления, стало решение провести в Москве, в 1959 году, показ мод от знаменитого французского дома «Christian Dior».

Надо ли это было делать в стране, которая всего лишь полтора десятка лет назад испытала жесточайшую войну, унесшую несколько десятков миллионов ее жителей? Подавляющее большинство населения продолжало жить весьма и весьма скудно. Денег хватало лишь на простую еду и очень скромную одежду. До высокой ли моды было в тот трудный период?

Очень трудный вопрос. Да, действительно, страна жила бедно. Вместе с тем и нарастал интерес к западной моде, крайним проявлением которого было стиляжничество, о котором мы писали в тридцать четвертой главе наших записок.

Что касается умеренной пропаганды зарубежных нарядов, то здесь огромную роль сыграл суперпопулярный фильм «Карнавальная ночь», вышедший на экраны страны в 1956 году. Эта модная кинолента первой заявила об интересе на французскую моду и стиль, называемые «New Look». Ведь именно тогда, все девчонки стали шить платья «под Гурченко».

Что же такое стиль «New Look», он же – «Платье под Гурченко»? Это направление одежды было создано в феврале 1947 года в парижском доме моделей «Кристиан Диор». Здесь миру была продемонстрирована новая коллекция, которую назвали «Королла» или «Венчик цветка».

Модное платье в стиле «New Look», созданное Кристианом Диором в 1947 году…

В этом показе взору удивленной публики были представлены девяносто моделей костюмов и платьев, в которых каждая манекенщица выглядела по-настоящему женственной и изящной. Хрупкая талия, высокий и пышный бюст, маленькие круглые плечи и нежные изгибы бедер – именно такой мечтала видеть себя каждая женщина того времени.

Показ закончился бурными овациями восхищенной публики. Всего за одну неделю был получен такой объем заказов и прибыли, который знаменитый дом моделей рассчитывал получить за несколько месяцев. Эти модели имели мировую славу, но из-за «железного занавеса» в сталинскую эпоху не могли попасть в СССР. И лишь благодаря «хрущевской оттепели» и прекрасной Людмиле Марковне, в Советском Союзе узнали о существовании этого стиля одежды.

Людмила Марковна Гурченко в платье, созданном в стиле «New Look», в фильме «Карнавальная ночь», вышедшем на экраны страны в 1956 году…

Причем, если подавляющее большинство населения страны видели в фильме «Платье под Гурченко», то московская элита в популярной ленте безусловно лицезрела «Платье от Кристиана Диора». Поэтому, столь велико было желание затащить в столицу победившего социализма, всемирно знаменитого модельера.

Министром культуры в те времена был некто Николай Михайлов, человек крайне оторванный от советских реалий. Он пришел в министерство с должности посла СССР в Польше, а покинув ведомство уехал послом СССР в Индонезию.

Поговаривали, что министр был крайне зависим от своей сумасбродной супруги, на которую неоднократно жаловались самому Хрущеву. И, якобы жена Михайлова была истинным инициатором приглашения известного дома моделей в Москву.

Как бы то ни было, решение было принято. Вот как описывал журнал «Огонек» это событие:

«На улицах Москвы появились афиши: «Дом моды Кристиана Диора будет демонстрировать коллекцию летних моделей в спортивном клубе «Крылья советов».

Конечно, советским женщинам хотелось попасть в это святилище соблазнов! Ведь столетиями Париж диктовал половине рода человеческого длину юбок, ширину талии. Количество воланов и застежек. А имя Кристиана Диора связано с целой «революцией» в области туалетов: это он, вскоре после войны, узкие и очень короткие платья заменил длинными и широкими».[5]

В свою очередь, Кристиан Диор также всегда мечтал побывать в СССР, но так и не успел – он неожиданно ушел из жизни в конце 1957 года. Покорять страну советов отправился молодой Ив Сен-Лоран, в ту пору художественный руководитель дома Dior.

Показ высокой моды в Москве в годы оттепели, носил исключительно политический характер. Амбициозный Сен-Лоран поддерживался французским правительством, поэтому были оперативно преодолены все бюрократические трудности и успешно проведены переговоры торгово-промышленной палатой СССР.

Наверняка зарубежные маркетологи прекрасно понимали, что рынка для сбыта модной продукции в СССР попросту не существует, и позволить себе подобную одежду в Союзе могут буквально единицы. Это была максимально показательная акция и хрущевской оттепели, и европейского гламура: нет никакой войны, нет противостояния – побеждают утонченная красота, стиль и мода.

В московский вояж Ив Сен-Лоран отобрал двенадцать наиболее известных моделей, которые получили строгие инструкции, что можно и чего лучше не делать.

Так, не разрешалось самостоятельно делать снимки, особенно вблизи объектов, которые могли иметь военное значение. Под строгий запрет попали брюки. Также моделей предупредили не удивляться пристальным взглядам окружающих и посоветовали пить в меру, но не отказываться сразу от алкоголя, чтобы не обидеть принимающую сторону.

Московское турне оказалось не из легких — моделей в буквальном смысле загоняли – за пять дней состоялось четырнадцать показов. На эти показы невозможно было попасть «просто так», поскольку туда пускали только по приглашениям. Участники просмотра представляли собою парад жен высших советских чиновников, также там присутствовали дипломаты и руководители ведомств, отвечающих за внешнюю торговлю и легкую промышленность.

Конечно, в советской прессе потом написали, что наряды «Кристиан Диор» ничем особенным не удивили, коротковаты, для холодной погоды не подходят и вообще в буржуазной моде одежда такая узкая и непрактичная, что женщина без помощи кавалера и двух шагов не сделает. Как говорится: зелен виноград…

Как бы то ни было, уровень элитарности в Москве, оказался гораздо выше, нежели на парижских просмотрах. Ив Сен-Лоран заметил эту тенденцию и пожелал, чтобы визит дома Dior в Москву заметили все, в том числе и простые люди.

Поэтому он отправил троих моделей вместе с фотографом гулять по городу. Модели в элегантных платьях, шляпках, перчатках, в туфельках с заостренными носикам и обязательно на каблуках, отправились на рынок, чтобы купить себе цветочков у бабушек. Они также посетили Кремль, Красную площадь, ГУМ, гуляли по улицам Москвы. И везде их окружали огромные толпы зевак.

Французские манекенщицы на улицах Москвы в 1959 году…

Сопровождал их фотожурналист американского журнала «Life» Говард Сочурек. Снимки, на которых элегантные дамы из другого мира удивляют своим внешним видом неизбалованных советских женщин, стали классикой модной фотографии. Эта знаменитая серия снимков была впоследствии напечатана в журнале «Life» под названием «Модели бренда Dior гуляют по консервативной Москве 1959 года».

Конечно, снимки получились натуралистичными и контрастными. Что и говорить, для женщин Советского Союза это событие стало настоящим эмоциональным потрясением.

Разумеется, шикарные образы из зарубежных кинофильмов не прошли мимо, и та же тоненькая Людмила Гурченко в «Карнавальной ночи» уже успела вскружить головы модницам своим новогодним платьем, но то все-таки было кино – что-то эфемерное, не относящееся к реальной жизни. А здесь – рукой подать до живых, настоящих женщин в великолепно скроенных платьях из качественной ткани, изящных туфельках на каблуках, в шляпках, немыслимых на головах жен трудящихся, строящих «светлое будущее».

Особенно выразительные фотографии получились в знаменитом ГУМе – магазине, о котором знала вся огромнейшая страна. Любой командировочный, посетивший Москву, имел в кармане список товаров, которые следовало купить именно в этом магазине!

Реакция идеологически выдержанной советской комсомолки на появление французской манекенщицы в знаменитом московском ГУМе…

ГУМ – это было сердце всей советской легкой промышленности. ГУМ – это было место, где демонстрировалась советская мода.

В ГУМ непринужденно приходили советские женщины в ситцевых платьях, кто-то в платочках, кто-то в сандалях на носочек. И покупали очередной халатик, пальто или косыночку. При этом попутно поглядывая на манекены, где уже красовались платья модного приталенного силуэта, но которые купить было невозможно в принципе.

Поэтому, когда в ГУМе появились диоровские модели, его посетители испытали культурный шок. То, что увидели советские граждане, в корне не соответствовало тому, как, по их представлению, должна выглядеть женщина.

Еще одна встреча в ГУМе. А ведь возраст этих «старушек» в платочках возможно составляет 45 – 50 лет…

Все эти пикантные снимки пошли достаточно широко гулять на страницах различных западных журналов. Казалось бы, фотография представляет собою объективное искусство – она показывает то, что видит. Вместе с тем, здесь присутствовала какая-то циничная полуправда. Все преподносилось так, как будто вчера не было войны.

И это была самая большая ложь. Война была. Другое дело, что для России и Франции это были два, совершенно разные, несопоставимые события.

У французов была катастрофически проигранная «Шестинедельная война». Немецкие войска начали наступление на Францию десятого мая 1940 года. В результате стремительного наступления немецких войск, использовавших тактику молниеносной войны – блицкрига, союзнические войска были наголову разгромлены, и 22 июня 1940 года, Франция вынуждена была подписать позорное перемирие.

Вот и все. Никаких бомбежек фабрик и заводов. Никакой эвакуации населения. Никакого послевоенного восстановления народного хозяйства. Вот такая была элегантная европейская война.

И как чудовищный контраст – четырехлетнее, с наивысшим напряжением противостояние, коснувшееся всех народов Советского Союза. Мы победили, но ценою этого завоевания были чудовищные людские потери и огромнейший урон экономике страны.

Поэтому, женщины в СССР и старились от непосильного труда в Великую Отечественную войну: стояли у станков, рыли окопы, переносили на себе раненных, воспитывали детей. А после войны — опять непосильный труд. Тем двум советским женщинам на фотографии, в платочках и авоськами в руках, возможно не более сорока пяти, максимум – до пятидесяти лет. Но как сгорблены их спины. И рядом, над ними эти высокие модели, которые и войны не знали и тяжкого труда не ведали, и смотрят свысока на наших женщин.

Хорош ли этот сюжет? Нет, и еще раз нет! И в этом заключался весь цинизм этого фотопроекта. Видел ли эти репортажи наш пламенный друг Советского Союза – Ив Монтан? Безусловно! Ведь певец продолжал приезжать в СССР и после своих дебатов с Хрущевым. И, может быть, этот репортаж надоумил его создать свой, не менее циничный проект.

В 1963 году, когда Ив Монтан с Симоной приехал на Международный кинофестиваль, его зачем-то отвели на выставку достижений советской легкой промышленности. Здесь известный эстет и любитель женщин и узрел образчики советского женского белья. Ив Монтан был по рождению итальянцем, а по образу жизни французом и увиденное его несказанно удивило.

Он привык лицезреть, и не только лицезреть, женщин в изысканном нижнем белье, а тут демонстрировалась какая-то стыдоба несусветная. Именитый француз тут-же скупил множество образчиков достижений советской легкой промышленности и, вернувшись домой, устроили в Париже выставку советского нижнего белья.

Охочая до пикантностей парижская публика над советскими женщинами вволю поизгалялась. Скандал случился знатный, вплоть до дипломатического. Тогда же появились вот такие стихи, обличающие бывшего друга:

Ну что же ты, вернувшись в свой Париж,
Что ты о нас, французик, говоришь?
Ты произнес о нас немало слов,
Ты приобрел коллекцию трусов.
Каких-то карт и платьев старомодных,
Шляп фетровых давно не модных,
Ты наших женщин высмеял, как мог,
Дав этим нам порядочный урок.
Что были сведения пусты,
Что наши женщины толсты,
Что нет у нас красивых платьев,
Что все в зеленом ходят без изъятья,
Что и прически не на высоте,
Что, словом, женщины не те.[6]

Так знаменитый Ив Монтан и перестал быть другом Советского Союза и желанным московским гостем.

А когда в 1970 году чета Монтан-Синьоре снялась в антисоветском фильме «Признание», то путь в СССР им был заказан окончательно и «задумчивый голос Монтана» тут же прекратил звучать на советской короткой волне.

Таким образом, вновь понадобился хороший иностранец. И он нашелся в то время, когда Монтан окончательно оскандалился с женскими рейтузами.

Им стал молодой певец Дин Рид, который родился в 1938 году, в США, в штате Колорадо, в семье сельского учителя.

Кумир нашей молодости – американский певец Дин Рид…

В восемнадцать лет юноша поступил в Колорадский университет, чтобы изучать метеорологию. Будучи студентом, Рид начал подрабатывать выступлениями в барах и клубах. Проучившись два года, Дин бросает учебу и отправляется искать счастья в Голливуд.

В 1958 году Дин Рид после успешного прослушивания подписал незначительный контракт с одной из музыкальных студий, которая обеспечила ему продвижение, записала несколько пластинок, и он выступил на национальном телевидении. В 1961 году его диск с заголовком «Наш летний романс» занял почетную двадцатую строчку хит-парада.

Певец стал активно выступать за запрещение ядерного оружия и против войны во Вьетнаме. Первые гастроли известного своими коммунистическими взглядами певца прошли в СССР в 1966 году. Популярность в Советском Союзе Дина Рида тут же стала сопоставима с некогда значимой популярностью Поля Робсона.

У нас, в нашей ретроколлекции, до сих пор хранится диск с песнями Дина Рида, выпущенный во второй половине далеких шестидесятых годов…

Советская фирма звукозаписи «Мелодия» тут же выпустила пластинки с песнями молодого американца, которые стали чрезвычайно популярными. Евгений Георгиевич вспоминает о том, как он слезно просил своего отца привезти из командировки в Москву, заветную пластинку с песнями чрезвычайно модного певца.

Вскоре после советских гастролей, Дин Рид, в отличии от Поля Робсона, действительно на практике порывает с Америкой. Он заявляет, что желает жить в самой свободной из всех стран – СССР.

Заметка об американском певце, опубликованная в октябрьском журнале «Огонек» (№ 42) в 1966 году…

Однако вместо СССР, он поселился в ГДР, женился на местной кинозвезде Ренате Блюме, а в СССР приезжал с ежегодными гастролями. Он стал рекордсменом среди иностранных певцов по числу выступлений на стройках БАМа и новогодних «Голубых огоньках».

Вместе с популярным в то время югославским актером Гойко Митичем, он снимался в гэдээровских фильмах про индейцев и был постоянным участником культурных мероприятий разнообразных просоветских организаций мира.

Дин Рид пользовался огромной популярностью у советских людей – на его концерты приходили тысячи его поклонников…

И хотя Дин Рид постоянно декларировал, что навсегда покинул США, от американского гражданства он не отказался.

Дин оказался очень удобной фигурой в идеологических целях. Надо было, чтобы «представитель американской общественности» присоединился к травле Солженицына, – Дин Рид ругал Солженицына. Надо было оправдать строительство берлинской стены – Дин Рид восхищался стеной. Деньги свои он, между тем, хранил по ту сторону стены, в западноберлинском банке, но за идеологическую верность эта шалость ему прощалась.

Гневное письмо Дина Рида в адрес Александра Солженицина, опубликованное в пятом номере журнала «Огонек», в 1971 году…

В 1985 году в Советском Союзе началась перестройка, до падения берлинской стены оставалось пять лет. В 1986 году советские газеты неожиданно скупо, без всяких подробностей, сообщили о трагической гибели Дина Рида. А вскоре в СССР перестали показывать фильмы с участием Рида, а из теле- и радиопрограмм исчезли его песни.

Что же произошло? По официальной версии Дин Рид после очередной ссоры с женой вышел из дома. Сев за руль, он мчался на большой скорости, не справился с управлением авто и врезался в дерево на берегу озера. От удара он вылетел из окна, и, потеряв сознание, упал в воду, где утонул. Тело обнаружили спустя четыре дня после трагедии.

Футляр пластинки с песнями Дина Рида, выпущенной в конце семидесятых годов прошлого века…

Однако приехавшие из США его мать и первая жена заявили по возвращению на родину, что не знают, как он погиб, но наверняка не так, как говорят восточногерманские власти. Они видели тело певца, которое вовсе не было похоже на утопленника. Зато на шее отчетливо был виден шрам. Странным было и то, что родственникам певца отказали в праве забрать тело в США.

В 1990 году официальная версия была изменена: Рид, оказывается, разочаровался в социализме и покончил жизнь самоубийством, о чем свидетельствовало якобы найденное у тела письмо. Впрочем, эта предсмертная записка так и не была показана публике.

С этой версией родные также не согласились, выдвинув встречную. Ведь американского гражданства певца никто не лишал. И он мог вернуться в США в любой момент. Его отношения с Ренатой Блюме становились все хуже, а разочарования в социалистических идеалах постоянно усиливались. Более того — Дин Рид стал подумывать о возвращении в Америку, к своей первой жене.

Подобный поступок нанес бы значительный ущерб всей той идеологический конструкции, которая выстраивалась десятилетиями. И дабы не допустить этого, восточногерманские спецслужбы пошли на эту операцию. Как видите, истина сокрыта достаточно глубоко. И вопрос об обстоятельствах смерти нашего кумира юности, продолжает оставаться сродни вопросу: «Кто убил президента Кеннеди»?

Когда слава Дина Рида медленно затухала, и он дрейфовал от крупного общественного деятеля к заурядному шоумену, в семидесятых годах на политическом небосклоне друзей СССР вновь вспыхнула яркая звезда. Ею оказалась некто Анджела Ивонн Дэвис.

Анджела Дэвис на одном из митингов в защиту темнокожих жителей Америки…

Сегодня имя Анджелы Дэвис вряд ли знакомо широким массам, а сорок лет назад она была самой известной американкой во всем мире и особенно в Советском Союзе. «Свободу Анджеле Дэвис!» – этот лозунг хорошо знаком людям старшего поколения, даже если они уже и не помнят, почему же у нее эту свободу отняли и откуда ее нужно вызволять. «Свободу Анджеле Дэвис!» – произносит перед отлетом в США герой Виктора Сухорукова в фильме «Брат-2».

В одной из песен Владимира Высоцкого есть такие строки:

Ну а потом на Канатчиковой даче,
где, к сожаленью навязчивый сервис,
я и в бреду смотрел передачи,
все заступался за Анджелу Дэвис…

Кто же такая эта девушка и почему за нее следовало заступаться?

Анджела Дэвис родилась в 1944 г. в обеспеченной семье. Она получила хорошее образование, проходила стажировку в Сорбонне, где ей прочили блестящую научную карьеру. Но с шестнадцати лет Анджела увлекалась идеями марксизма и ходила на студенческие митинги, за что нередко привлекалась к ответственности.

Мы были непосредственными участниками подобных собраний в поддержку Анджелы Дэвис, когда работали на Краснодарском заводе радиоизмерительных приборов…

После стажировки во Франции и Германии Анджела вернулась в США и планировала одновременно продолжать борьбу за права афроамериканцев и работать над диссертацией. Но она вступила в компартию, после чего ее карьера в учебном заведении была обречена. Будущий президент США Рональд Рейган, который на тот момент был губернатором Калифорнии, личным распоряжением уволил Анджелу с работы за ее политические убеждения.

В октябре 1970 года Анджелу Дэвис арестовали и отправили в тюрьму предварительного заключения, где она пробыла почти полтора года. В это время имя узницы стало известно на весь мир. В США и Европе проходили митинги в поддержку чернокожей заключенной, а в СССР ее имя стало символом борьбы с капитализмом. Тогда и появился лозунг «Свободу Анджеле Дэвис!».

Открытое письмо Анджеле Дэвис, опубликованное в четвертом номере журнала «Огонек» в 1972 году…

Школьники и трудящиеся со всего Советского Союза писали письма в поддержку американской социалистки, а на экраны вышел фильм «Наш друг Анджела». В июне 1972 года наконец состоялось судебное заседание, на котором Анджелу признали невиновной и оправдали.

Для Советского Союза Анджела стала самой культовой из всех культовых фигур друзей СССР: она одновременно олицетворяла борьбу американских негров, американских женщин и американских коммунистов.

Стихи, посвященные Анджеле Дэвис, опубликованные в апрельском номере журнала «Огонек» (№ 18) в 1972 году…

После своего освобождения Анджела стала членом ЦК компартии США, от которой дважды баллотировалась на пост вице-президента США. Она побывала во многих странах Европы и в СССР. Впервые она приехала в Союз в 1972 году, а в 1980 году во время ее визита с ней встретился Леонид Брежнев.

Анджела Дэвис была невероятно популярной фигурой в СССР, ее воспринимали как «своего» человека по ту сторону железного занавеса и даже вручили Ленинскую премию, а в «Артеке» приняли в почетные пионеры. На Западе она пользовалась не меньшей популярностью. О ней писали песни Джон Леннон и Мик Джаггер.

Ей неоднократно предлагали переехать в СССР, но она заявляла, что чернокожие в США больше нуждаются в ее защите, а здесь «права всех национальностей соблюдались и граждане были равны и свободны».

Анджела Дэвис и Валентина Терешкова на каком-то женском форуме в поддержку мира и демократии…

Затем, в восьмидесятые годы, Анджелу Дэвис стали постепенно забывать. Окончательно мода на нее, прошла вместе с модой на коммунизм. И это, надо сказать, избавило отечественную пропаганду от больших неприятностей. Дело в том, что со временем Анджела начала явно тяготиться своим членством в компартии и все чаще выступала против ее генеральной линии.

Окончательный разрыв с коммунистами произошел в конце девяностых годов, когда Анджела Дэвис заявила об уходе из партии и политики для того, чтобы сконцентрироваться на научной работе. Определенный скандал вызвало и заявление Анджелы о своей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Современную Россию Дэвис не посещала и не собирается посещать, считая, что страна пошла не по тому пути. Также она не жалует и КПРФ, полагая, что, как и ее родная американская компартия, та пошла по пути соглашательства с капиталистами.

Сегодня Анджела, будучи профессором и почетным доктором МГУ имени М.В. Ломоносова, за сто тысяч долларов в год преподает историю развития разума в Калифорнийском университете в Санта-Крузе, и отказывается даже вспоминать о своей бывшей политической деятельности.

Вот такие друзья бывшего СССР вспоминаются нам сегодня. Верили ли мы в искренность их помыслов? Думается – да! Ведь в своей основе советский человек был трогательно наивен.

И ему были незнакомы такие термины, как «бизнес-идея», либо «взаимовыгодная сделка». И им было неведомо, что все описанные люди, родившиеся и воспитанные в условиях рыночной экономики, с молоком матери впитали в себя лозунг «Все продается, все покупается!». В отличие от граждан СССР, верящих в чистое, доброе и светлое.

А ведь, по сути, все эти «друзья» заключали заурядные коммерческие сделки, особенностью которых была очень высокая рентабельность. В обмен на широковещательные заявления о прогрессивности социализма, они получали очень выгодные гастроли, различные немалые премии, звания лауреатов и почетных докторов, ордена и медали.

А когда этот финансовый источник иссякал, они вновь возвращались в лоно капитализма, который ранее столь неистово проклинали. И это очень грустно. Пожалуй, на этом, наши размышления о «товарищах» по светлому прошлому, мы и завершим.

Что касается следующей, сорок восьмой главы, то она будет посвящена великолепному семейству Ореховые. И вновь, мы вернемся в пятидесятые годы прошлого века. В предстоящей главе мы вспомним о таком явлении, как «Черемушки» и о том, как в стране, на протяжении многих десятилетий, пытались решить жилищную проблему.

Глава будет называться: «Семейство тридцать седьмое – Ореховые, или про легендарные «Черемушки» …».


[1] APGIII – таксонометрическая система классификации цветковых растений, опубликованная в марте 2009 года, в журнале Лондонского Линнеевского общества. При написании данной главы, мы старались руководствоваться именно этой системой.

[2] Гринкевич Н.И., Сорокина А.А. Легенда и быль о лекарственных растениях. – М.: «Наука», 1988. С. 93.

[3] Толстой А.К. Собрание сочинений в четырех томах. Том первый. «Острою секирой ранена береза…». – М.: «Правда», 1980. С. 85.

[4] У телефона – Ив Монтан. Огонек. 1956. № 43. С. 7. Стилистика и пунктуация изложения сохранены.

[5] Троицкая Т. Париж показывает моды… Огонек. 1959. № 26. С. 32.

[6] Архипова, А.; Кирзюк, А. Опасные советские вещи. – М.: Новое литературное обозрение, 2020. С. 411.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.