ГЛАВА СОРОК ШЕСТАЯ

Семейство тридцать пятое – Бобовые, или о проклятых шпионах и вредителях…

Шумит акация листвой         

и сыпет желтый цвет.           

На край скамьи устало зной

присел и ждет рассвет          

Кто-то умный.

А теперь от возвышенной поэзии, перейдем к сухой ботанике. В данной главе мы вновь открываем новый ботанический порядок, который называется Бобовоцветные.

Согласно современной ботанической классификации APGIII[1], в рассматриваемый порядок входят четыре семейства: Бобовые, Истодовые, Квиллайевые и Суриановые. В нашем Саду произрастают лишь представители семейства Бобовые.

Как утверждает наш любимый многотомник «Жизнь растений», семейство Бобовых насчитывают около 700 родов и не менее семнадцати тысяч видов.[2]

Все бобовые способны улавливать и усваивать атмосферный азот, обогащая им почву, в которой растут. Такая необычная способность вызвана симбиозом бобовых с особыми бактериями, которые поселяются в клубнях на их корнях. Эти бактерии так и называются – «клубеньковые бактерии».

Бобовые часто называют «овощным мясом» — настолько близок белок бобовых по своему составу к белку мяса. Бобовые неприхотливы, хорошо растут и вызревают почти всюду на планете.

Однако, растительное мясо – это хорошо, но надо сказать несколько слов и об эстетической составляющей этого семейства. Цветы представителей семейства Бобовых весьма зрелищны и элегантны, о них сложены песни и романсы.

А начнем мы, разумеется, с легендарной белой акации – растения, с очаровательными, душистыми гроздьями цветов. Строго говоря, называть это дерево белой акацией неправильно, поскольку это не акация, а робиния ложноакациваемая или робиния лжеакация. Таково настоящее имя этого дерева, о котором идет речь. Эта самая робиния широко распространена у нас на Кубани.

Растение это пришлое. Родина его – Северная Америка. Там оно растет в лиственных лесах от Пенсильвании до Джорджии и Оклахомы. Из Америки более трех столетий назад дерево было привезено во Францию садовником Людовика XIII Веспасианом Робином.

В парижском ботаническом саду посетители могут видеть посаженное Робином дерево, которое берегут как реликвию, ведь это самый первый экземпляр вида, выросший в Европе. В честь садовника шведский ботаник Карл Линей и назвал заморскую красавицу робинией.

Из Франции в начале девятнадцатого века белая акация, она же – робиния, попала в Одессу, откуда распространилась по другим южным городам и поселкам нашей страны. Также с удивительной, фантастической скоростью американка покорила и страны Западной, Центральной и Восточной Европы. В Венгрии, например, ее называют венгерским деревом – настолько ее здесь много.

Робиния (или же «Белая акация») – ценнейший медонос. Обильное цветение ее обеспечивает хороший взяток меда. При благоприятных условиях пчелиная семья может собрать с одного дерева до восьми килограммов ценного продукта. Робиниевый мед – один из самых лучших, у него отменный вкус и тонкий аромат.

Как-то так получилось, что в нашем Саду нет ни одного экземпляра этого популярного для Кубани растения. Думается, в последующем, этот недостаток нам следует исправить.

А теперь о том, что из описываемого семейства произрастает в нашем Саду. Конечно, это красавица-глициния. Свое название, она получила от греческого слова – «сладкий». Латинское название «Wisteria» дано ей в честь профессора Пенсильванского университета Каспара Вистара. Некоторое время название произносилось и писалось как Вистария, однако Международным кодексом ботанической номенклатуры оно установлено в нынешнем написании.

Глициния, произрастающая в Саду Евгения и Валентины.

Род Глициния объединяет девять видов великолепных листопадных лиан, распространенных в субтропических районах Северной Америки и Восточной Азии.

Первые глицинии попали к нам в Россию из Парижа: в 1826 году семена были привезены в Никитский ботанический сад. В природных условиях глициния зимует без укрытия лишь у нас на Кавказе и в Крыму. И мы счастливы, что это растение есть в нашем Саду!

Глициния, растущая в Саду Евгения и Валентины в начале мая. Фото сделано членом Союза дизайнеров России Лилией Горбач, при посещении нашего Сада.

Для садоводов же средней полосы России, к сожалению, «сиреневая красавица» пока остается недостижимой мечтой.

В основном у нас культивируется вид, называемый Глицинией китайской или же Вистерией обильноцветущей. Весною она сплошным сиреневым кружевом зацветает до того, как появятся листья. Часто и летом среди ажурной листвы появляются немногочисленные соцветия. По осени листья окрасятся в нежный лимонный цвет, а после листопада до будущей весны на побегах останутся изящные бархатистые бобы.

Майская глициния в Нидерландах. Снимок авторов записок.

Глициния — одно из самых прекрасных вьющихся растений. Ее цветки, имеющие тонкий сладковатый аромат, собраны в крупные висячие кисти различных окрасок: белые, голубые, фиолетовые, фиолетово-синие, лиловые, розовые или пурпурные.

В странах Востока, в Японии, Китае, глициния ассоциируется с нежностью, хрупкостью, утонченностью. Она говорит об изысканной любви и очаровании. В Японии этот цветок символизирует молодость, красоту и поэзию.

А называется он здесь «фудзи» так же, как и главный символ страны — гора Фудзияма. Японский топонимист Кандзи Кагами утверждал, что название горы имеет тот же корень, что и слова «глициния» (фудзи), и «радуга». Все проистекает от их общности «красивый длинный склон».

Красавица-глициния в одном из уголков сада Славы Полунина «Желтая Мельница», в местечке Креси-ля-Шапель, близ Парижа. Снимок авторов записок.

О глицинии рассказывает древняя японская легенда.

Очень давно в одном японском селении жила девушка, необычайной красоты. Она была прекрасна, и все засматривались на эту красавицу. Ее шелковистые, темные волосы при свете Солнца отливали синевой, а ночью, под Луной, казались фиолетово-синими.

Невозможно было пройти мимо, и не залюбоваться ею! Многие женщины ей завидовали, но больше всех завидовали ей богини, ведь боги все чаще и чаще спускались с небес, чтобы посмотреть на людей.

И, вот, однажды, богини натравили на девушку дракона. Он должен был спуститься с небес и поглотить красавицу. Дракон вихрем пронесся над селением, схватил девушку, унес ее в горы, и там хотел расправиться с нею. Но вдруг свершилось чудо — дракон одеревенел, он пытался извиваться, но лишь превратился в лиану, отплетшую стволы деревьев. Дракон пытался сжечь все огнем, но из его пасти вдруг показались фиолетовые цветы дивной красоты – такие же, как и косы прекрасной девушки.

Глициния, украшающая одну из хозяйственных построек, в окрестности замка Шенонсо, во Франции. Снимок авторов записок.

В Японии был даже учрежден специальный орден для «благородных» дам, оказавших исключительные услуги государству — Орден Драгоценной Короны. По своему рангу он равен Ордену Восходящего Солнца. Особенность ордена — им награждались исключительно женщины. Орден Драгоценной Короны четвертой степени был изображен в обрамлении цветов фиолетовой глицинии, и это еще раз подчеркивает важную суть растения в национальной мифологии.

Фиолетовые кисти глицинии, украшающие Сад Евгения и Валентины…

Наш русский поэт Константин Бальмонт в своих стихах, посвященных испанской Севилье, упоминает глицинию, как прекрасный символ Юга:

Лиловые гроздья роскошных глициний,
И пальмы с их правильной четкостью линий,
И желто-оранжевый дремлющий хмель, -
Как красочно ласков испанский апрель!
А девственно-бледные дикие розы,
А желтые шапочки нежной мимозы,
А тень кипарисов, их темные сны, -
Как сказочны лики испанской весны!
И сад многоцветный, расцветший так пышно,
Гармонией красок поет нам неслышно
О стройном согласьи своей тишины,
О блеске цветочном испанской весны!
Глициния у жилого дома в городе Лейден, Нидерланды. Начало мая. Снимок авторов записок.

А вот замечательный взгляд на глицинию Жанны Тигрицкой:

Ах, глициния! О, глициния!
Белопенный поток цветов!
Любоваться твоими ливнями
Без конца этот мир готов.

Низвергаешься водопадами,
Щедро даришь свой аромат,
Еще краше цветешь под взглядами
Восхищенными: «Райский сад!»

Где-то грозди лилово-синие,
Текут реками вдоль аллей.
Ах, глициния! О, Глициния!
Не дурмань меня – пожалей!
Моне Клод Оскар. Франция. Глицинии. Частное собрание.

Мы, южане, счастливы тем, что можем воочию созерцать красавицу-глицинию. А ведь для многих наших сограждан, это растение – экзотика, символ дальних стран. У Новеллы Матвеевой есть замечательная песня, которая называется «Страна Дельфиния». Вот ее первые строки:

Набегают волны
Синие:
- Зеленые!
- Нет, синие!
Как хамелеонов
Миллионы,
Цвет меняя
На ветру:
Ласково цветет глициния,
Она нежнее инея:
А где-то есть земля
Дельфиния
И город
Кенгуру.

Вот так! Земля Дельфиния, находится там, где цветет глициния, и никак иначе!

Еще один взгляд на глицинию, растущую в Саду Евгения и Валентины в начале мая…

Однако, пойдем дальше и расскажем о другом, не менее красивом растении описываемого семейства. Речь пойдет, о так называемом багряннике.

И здесь, мы хотим обратить внимание на одну особенность. В ботанической классификации существует семейство Багрянниковые, которое относится к порядку Камнеломкоцветные. И, в данное достаточно редкое семейство, входит растение, называемое Церцидифиллюм или Багрянник. На практике, нам с этим листопадным деревом, которое произрастает в Японии и Китае, сталкиваться не приходилось.

Поэтому, мы подчеркиваем, что в данной главе речь пойдет о Багряннике европейском, или о Церцисе европейском, или об Иудином дереве. Относится это растение, как известно, к нашему семейству Бобовые.

В Саду Евгения и Валентины заканчивается апрель и церцис европейский, он же – иудино дерево, а проще говоря – багрянник, буйно украшает весеннюю зелень сада…

С двумя первыми названиями все понятно — они солидны и вполне научны. А вот третье название вызывает отчетливый дискомфорт. Почему этот красавец удостоен столь неблагозвучного названия?

Согласно легенде, именно на этом дереве повесился раскаявшийся Иуда. И, якобы, после этого события, чистые, белые цветы дерева, окрасились в розовый цвет. Другие считают, что произошла путаница при переводе. Скорее всего, Церцис назывался Иудейским деревом, по месту его произрастания, в древней Иудее. Так что будьте аккуратны при переводе и присвоении названий.

Багрянник, цветущий в ботаническом парке Лиссабона. Снимок авторов записок.

Здесь вспоминается история тридцатых годов прошлого века, когда восторженный комсомолец назвал свою дочечку в честь Первого мая: «Да здравствует Первое мая!» Сокращенно – «Даздраперма». Так эта дама и прожила вплоть до двадцать первого века будучи Даздрапермой. Так что будьте внимательны, если даете названия, либо занимаетесь переводом!

Следует отметить, что хотя Церцис и называют деревом, по официальной классификации он относится к кустарникам. Это довольно крупное растение с густой шаровидной кроной. Оно умеренно растет в течение 5-6 лет, а затем замедляет темпы роста. Высота взрослого дерева, со временем, может достичь десяти метров. Оно обладает мощной и раскидистой корневой системой, залегающей на большой глубине.

Иудино дерево имеет некрупные зеленые листья яйцеобразной формы. С наступлением осени листья меняют окрас на желтый или оранжевый. Ствол покрыт корой темно-серого, почти черного цвета. Она покрыта глубокими морщинами.

Багрянник (справа), цветущий в Саду Евгения и Валентины, хорошо смотрится в дуэте с декоративной яблоней (слева)…

У нас, на Кубани, цветение церциса приходится на вторую половину весны: конец апреля – начало мая. Цветки у данного растения мелкие, объединены в кисти по 3-6 штук. В зависимости от сорта растения они могут быть окрашены в ярко-розовый, сиреневый или фиолетовый цвет.

Цветущее дерево церцис чем-то напоминает японскую сакуру и нами всеми любимую сирень. После того как цветки увядают, на иудином дереве появляются первые плоды — стручки примерно по пять сантиметров в длину. Каждый из них содержит с десяток семян коричневого цвета.

Иудино дерево издавна славится лечебными свойствами. Уже в Древнем Китае измельченную кору этого растения использовали в качестве противовоспалительного, антибактериального и дезинфицирующего средства. Ее использовали наружно: прикладывали получившийся порошок к ранам и язвам.

Церцис является хорошим медоносом. Его яркие цветки обладают приятным запахом и активно привлекают к себе пчел. Да и мед из пыльцы Иудиного дерева получается вкусным, ароматным и очень полезным. Он сохраняет все лечебные свойства листьев и коры дерева, а также стимулирует процесс пищеварения и обмена веществ в организме, помогает в лечении бронхита, воспаления легких и других заболеваний дыхательных путей.

Багрянник на одной из улочек Лиссабона в конце марта месяца. Снимок авторов записок.

В Европу Церцис попал в тринадцатом веке, в эпоху крестовых походов. Первой европейской страной, куда он попал, была Франция. В России это растение известно с 1813 года и относительно широко распространено у нас, на Черноморском побережье Кавказа и Крыма.

Древесина багрянника высоко ценится. Она мягкая, легкая, хорошо обрабатывается, полируется и окрашивается. Имея красивую структуру, багряник используется для изготовления дорогой мебели, а также модных дизайнерских интерьеров.

В нашем Саду растет один экземпляр Иудиного дерево или Церциса – кому, как угодно. Следует отметить, что это растение требует к себе повышенного внимания.

Багрянник у скромного жилого дома в городе Наарден, Нидерланды. Начало мая. Снимок авторов записок.

Так, оно не растет в местах застоя влаги и скопления грунтовых вод. При плохом дренаже почвы количество соцветий уменьшается. Поливать Церцис следует только в знойную погоду. При этом, надо следить, чтобы земля не была переувлажнена.

Для хорошего, буйного цветения, надо ежегодно, весною, подкармливать церцис минеральными растворами. В летние месяцы мы мульчируем землю под багрянником свежескошенной газонной травой.

Лабурнум или бобовник анагиролистный, или как его еще называют «золотой дождь», цветущий в Саду Евгения и Валентины…

Теперь перейдем к описанию еще одного, не менее прекрасного растения. Это красавец – лабурнум, он же – Бобовник анагиролистный, он же – «Золотой дождь».

Конечно, это дерево чаще всего можно встретить на Средиземноморском побережье и в самом центре Европе. Хотя, благодаря ландшафтным дизайнерам и ботаникам, это растение сейчас все более чаще начинает встречаться и в наших, южных краях.

Особую популярность бобовнику садовому принесло его цветение. Вместе с распусканием листьев он выпускает тысячи мягких густых золотых соцветий, которые напоминают кисти. Эти кисти настолько золотого цвета, что напоминают солнце, которое запуталось в ветвях дерева.

Особенно прекрасен лабурнум, находящийся в дикой природе. Этот «золотой дождь» произрастает на Шипкинском перевале в республике Болгария. Снимок авторов книги.

Бобовник, он же – лабурнум, может расти не только деревом высотой до семи метров, но и раскидистым кустарником. Листья этого растения с нижней стороны покрыты серебристым пушком. Лист порой достигает длины до пятнадцати сантиметров.

Ветви у этого растения — поникающие, поэтому создается ощущение эдакой «плакучести». Не только у кустарника, но и у дерева практически всегда несколько стволов, которые покрыты крапчатой коричневой корой.

Еще один взгляд на прекрасный «Золотой дождь», который украшает Сад Евгения и Валентины в конце апреля месяца…

Но, конечно, самое удивительное — это цветение бобовника. Единовременно с роспуском листьев на поникающих ветвях распускаются и громадные кисти цветов. Длина такой кисти может составлять до двадцати сантиметров. Происходит это явление в наших краях – примерно в середине мая. Невероятный сладкий аромат цветов лабурнума привлекает тысячи насекомых, поэтому он и считается прекрасным медоносом.

Период цветения бобовника длится чуть больше двух недель. И все это время насыщенный сладкий аромат наполняет Сад Евгения и Валентины. После продолжительного цветения на кистях появляются коричневатые стручки. Сами стручки длиной порядка восьми сантиметров, а внутри имеют всего по нескольку крошечных семян.

Когда нами выпускалась «бумажная» книга о цветах, мы сделали авторское фото именно на фоне цветущего лабурнума…

Бесспорно, бобовник и все его немногочисленные виды просто прекрасны в период цветения. Вместе с тем, необходимо знать и помнить, что бобовник является опасным растением.

В период цветения, его следует тщательно оберегать от маленьких детей, которые могут высасывать сладкий нектар из цветков и поедать молодые сладкие бобы. Известно, что в цветках и семенах бобовников содержится вещество, способное вызвать паралич сердца.

Однако, не будем о грустном. Говоря о представителях семейства Бобовых, нельзя не упомянуть о таких прекрасных цветах, как люпины.

Красавцы – люпины, произрастающие в Саду Евгения и Валентины…

Название люпина происходит от латинского lupus – «волк» и связано с присутствием в семенах горьких ядовитых веществ, окраской плодов растения – серых пушистых бобов, и способностью люпина выживать в самых неблагоприятных условиях.

Растение неприхотливо, достигает высоты до одного метра. Цветки собраны в плотные колосовидные соцветия, каждый из них состоит из пяти лепестков: самый крупный, верхний, называется парусом, боковые – крыльями (веслами), а два сросшихся нижних – лодочкой. Окраска соцветий восхитительна и разнообразна: она может быть как однотонной, так и двуцветной. Такая благородная красота никого не оставит равнодушным.

Люпин на выставке цветов в Челси. Снимок авторов книги.

Лист у люпина пальчатый с ланцетовидными разделенными листочками. Быстро разрастается. На корнях люпина, как и у всех бобовых растений поселяются клубеньковые бактерии, которые поглощают азот из воздуха, превращая его в легко усвояемую форму и обогащают им почву и растение.

Люпин начали возделывать порядка четырех тысяч лет тому назад. Самым первым в культуру был введен люпин белый, который использовался в древней Греции, Египте и Римской империи для пищевых, кормовых и лечебных целей.

В настоящее время, люпины находятся не только в садах любителей цветов. Их можно увидеть на обочинах сельских дорог, на пустырях и вдоль железных дорог.

Люпин, растущий в саду Евгения и Валентины в мае месяце…

Люпин относят к так называемым растением – сидератам. Напомним, что таковые, улучшают структуру почвы и обогащают ее азотом. Ведь каждый садовод сталкивается с той ситуацией, когда после длительного использования земельного участка, витаминно-питательные запасы почвы начинают истощаться.

Наступает необходимость в их восстановлении. И здесь можно прибегнуть к одному из двух вариантов — активно вносить удобрения на грядках или же просто засеять их сидератами, чтобы они, в свою очередь, питали землю всеми необходимыми веществами, попутно разрыхляя ее.

Красавцы-люпины, растущие в саду Евгения и Валентины…

От таких растений не ждут красивого цветения, их задача предельно проста и понятна — расти и насыщать почву. И именно красавец-люпин, приносит не только ощутимую пользу на садовом участке, но и представляет собой приятное зрелище во время цветения.

Именно так: хочешь улучшать почву и любоваться красивыми цветами – сажай люпин!

При этом, люпин отлично снабжает почву кислородом, а это — хороший залог здорового роста и развития иных культур, посаженых после люпина. Люпин не только рыхлит и во всех смыслах освежает почву, но ещё и делает ее более здоровой. Именно люпин не дает спокойной жизни вредной бактериальной флоре и приходится не по вкусу проволочнику, спешно покидающему места произрастания люпина.

Люпины, растущие в саду Евгения и Валентины…

На наш взгляд, люпин чрезвычайно полезное растение. Вместе с тем, объективности ради, следует заметить, что в некоторых странах, люпин считают агрессором, негативно влияющим на местную флору.

В частности, в Норвегии и Германии, введены определенные ограничения на использование люпина – в частности его нельзя высевать вдоль дорог для закрепления почвы и использовать рядом с биоценозами, нуждающихся в сохранении.

Куст Дрока, растущий в саду Евгения и Валентины…

К представителям семейства Бобовых относится и так называемый Дрок. Это компактный, обильноцветущий кустарник. Благодаря своей выносливости и простоте в уходе, дрок можно встретить во многих кубанских садах. Во время цветения густая зеленая крона покрывается желтыми соцветиями и выглядит особенно декоративно.

Эта культура еще является и лекарственной — используется как естественный антибиотик. На основе стеблей и цветов дрока, готовятся спиртовые настойки. Препараты даже признаны официальной медициной по результатам проведения клинических испытаний.

Еще один взгляд на цветущий дрок, растущий в саду Евгения и Валентины…

В садовой культуре, в основном, применяются следующие виды этого растения:

— дрок английский. Кустарник с острыми шипами, может достигать в длину порядка одного метра;

— дрок германский. В высоту листопадный кустарник доходит до шестидесяти сантиметров. У основания листьев находится колючка, сами листья на нижней стороне имеют легкое опушение;

— дрок испанский. Шаровидный, колючий кустарник до семидесяти сантиметров высотой, с ланцетными листьями до одного сантиметра длиной;

— дрок лидийский. Мелкорослый вид, представляющий собой стелющиеся мелкие кустарники, которые распространяются в высоту более чем на метр;

— дрок красильный. Неколючий, низкий кустарник высотой от тридцати до ста сантиметров.

Здесь гармонично переплелись декоративные огненная и фиолетовая фасоль, выращенные авторами книги в своем Саду…

К семейству Бобовых также относятся относится фасоль. Это один из древнейших продуктов питания. Примерно 3500 — 4000 лет до нашей эры ее начали выращивать в Южной и Центральной Америки.

В Европу фасоль завез Христофор Колумб, после своего второго путешествия. После распространения по Европе, бобовый овощ появился в России. Поначалу его так и величали: «Французские бобы». Долгое время, за незнанием, использовалось растение как дикий кустарник, и только начиная с конца семнадцатого века, наконец-таки распространилось именно как культура овощная из семейства бобовых.

В настоящее время отдельные сорта фасоли используются как декоративные растения.

В семейство Бобовых входит и клевер. И, хотя в диком виде клевер обитал в пределах нашей страны с незапамятных времен, в культуру он был введен с конца восемнадцатого века. И первым был «приручен» так называемый красный клевер.

Поскольку опыление клевера происходит только с помощью длиннохоботных насекомых, то именно на клевере учеными была впервые показана сложнейшая цепь взаимоотношений в природе. В частности, английский исследователь Альфред Уоллес неоднократно приводил в качестве примера сложных природных цепочек, зависимость урожая клевера от количества старых дев. Последние, как известно, переносят весь запас своей нежности на кошек.

В популярном изложении дарвиновского учения Уоллес писал в 1898 году: «Два вида наших обыкновенных растений, фиалка и красный клевер, оплодотворяются почти исключительно с помощью шмелей, и если этим насекомым не удается посещать названных цветов, то последние или совсем не дают семена, или дают их в поразительно малом количестве. Известно также, что полевые мыши разоряют шмелиные соты и гнезда… Но количество мышей в значительной мере зависит от количества кошек…Последние, как известно, являются любителями мышей».

Половодье клевера в саду Евгения и Валентины…

Таким образом, устанавливается сложная цепь явлений, связывающая друг с другом столь различные субъекты, как старые девы, хищные млекопитающие и медоносные растения. Иными словами — чем больше в Великобритании старых дев, которые любят кошек, тем выше урожайность клевера на английских полях.

Интересно также и то, что именно клевер «подсказал» ученым некоторые важные закономерности физиологии растений. Так, при наблюдении за клевером, было открыто явление ночного сна растений.

Разница между дневным и ночным положением листьев была замечена Линнеем в первый раз на одной разновидности клевера. Каждую ночь Линней вставал с постели и шел в свой обширный сад. Вскоре, ученый убедился, что значительное число растений подвержено ночному сну и что при этом они до такой степени изменяют свой внешний вид, что только с трудом можно распознать их.

Почти все виды клевера занимают ведущее место по значению, как кормовые растения. Благодаря обилию витаминов, микроэлементов и других ценных веществ, клевер лечит воспаления и заживляет раны.

Клевер широко воспет в произведениях наших поэтов. Вот стихи знаменитого Александра Блока, написанные в 1903 году:

Погружался я в море клевера,
Окруженный сказками пчел,
Но ветер, зовущий с севера,
Мое детское сердце нашел.

Призывал на битву равнинную –
Побороться с дыханьем небес.
Показал мне дорогу пустынную,
Уходящую в темный лес.

Пусть глаза утомятся бессонные,
Запоет, заалеет пыль…
Мне цветы и пчелы влюбленные
Рассказали не сказку – быль.

А вот Лариса Миллер:

Клевер лесной, василек луговой –
В эти детали ушла с головой.
Спорыш, кислица, яснотка, полынь
И надо всем этим горная синь.
Как ты зовешься былинка моя?
Книгу листаю про эти края.
Дайте немного еще поживу,
Всех вас по имени я назову.

А вот прекрасные стихи Константина Ваншенкина, написанные в 1964 году:

Я спал на свежем клевере, в телеге,
И ночью вдруг почувствовал во сне,
Как будто я стремлюсь куда-то в беге,
Но тяжесть наполняет ноги мне.

Я пробудившись резко и тревожно,
Увидел рядом крупного коня,
Который подошел и осторожно
Выдергивал траву из-под меня.

Над ним стояло звездное пыланье,
Цветущие небесные сады –
Так близко, что, наверно. При желанье
Я мог бы дотянуться до звезды.

Там шевелились яркие спирали,
Там совершали спутники витки.
А с добрых мягких губ его свисали
Растрепанные мелкие цветки.

Прекрасные стихи. И еще информация для особо любопытных. Растение, о котором многие слышали и мало кто его видел – верблюжья колючка, оказывается, тоже относится к бобовым. Растет верблюжья колючка в жарких пустынях, благодаря мощной корневой системе, достигающей десяти метров в длину.

Этот представитель бобовых является самым жаростойким растением на Земле, поскольку может выдерживать температуру до семидесяти градусов по Цельсию. И хотя растение считают сорняком, верблюжья колючка – ценное лекарственное растение и отличный медонос.

Некоторые представители семейства бобовых достаточно ядовиты. Здесь заслуживают упоминания так называемые калабарские бобы, или физостигма ядовитая, дикорастущие в лесах тропической Африки. Калабарские бобы, содержащие токсичные алкалоиды, очень ядовиты. На родине их применяли как «судилищные бобы» под названием эзера. Человеку, заподозренному в преступлении, давали выпить отвар трав, куда входили и калабарские бобы.

Смерть означала подтверждение обвинения, в противном случае испытуемый считался оправданным. Вот так вот. Практически, как обвинение в шпионаже. Уж если тебя заподозрили, то принимай калабарские бобы.

И, поскольку мы затронули шпионскую тему, то вновь хотелось вернуться в пятидесятые годы прошлого века. В те времена все еще помнили отгремевшую войну, с ее жесткими правилами военного времени.

Плакат 1953 года. Художник К. Иванов.

В исторической памяти еще была свежа история борьбы с врагами народа, конца тридцатых годов. Все это накладывало определенный отпечаток на наши детские игры и увлечения.

Тема борьбы с вредителями всех мастей была весьма популярна среди детворы пятидесятых. Пионер считался не только примером для всех ребят. Пионер был также пламенным борцом со шпионами всех мастей!

В те времена, существовало повальное увлечение поисками тайных знаков и стоящими за ними вредителями всех мастей. В различных рисунках, плакатах и картинах мы пытались найти зашифрованные свастику, кресты, буквы «Г» (от слов «Гитлер», «Геббельс») и так далее.

Да и иначе быть не могло – страна в кольце врагов, иностранные агенты рыщут повсюду. Откройте, например, гайдаровские произведения тридцатых годов прошлого века. Там пионеры только тем и занимаются, что воюют со всякими шпионами.

Так, в повести «Военная тайна», написанной в 1934 году, пацаненок по имени Алька, погибает от руки вредителя и кулака Дягилева. Герой другой книги «Судьба барабанщика», — двенадцатилетний Сережа, убивает шпиона-вредителя, получает ответную пулю и чудом остается в живых:

«С перекошенными ненавистью и презрением лицами они шли на меня прямо.

Тогда я выстрелил раз, другой, третий… Старик Яков вдруг остановился и невольно попятился.

Но где мне было состязаться с другим матерым волком, опасным и беспощадным снайпером! И в следующее же мгновение пуля, выпущенная тем, кого я еще так недавно звал дядей, крепко заткнула мне горло.»[3]

Такие, и подобные плакаты – так же неотъемлемая часть нашего идеологического воспитания…

Аркадий Гайдар учил нас, что борьба со шпионами, которую ведут доблестные пионеры, всерьез и надолго:

«Пройдут годы. Не будет у нас уже ни рабочих, ни крестьян. Все и во всем будут равны. Но Красная Армия останется еще надолго. И только когда сметут волны революции все границы, а вместе с ними погибнет последний провокатор, последний шпион и враг счастливого народа, тогда и все песни будут ничьи, а просто и звонко – человеческие.»[4]

Не остался в стороне от этой животрепещущей темы и соавтор текста гимна Советского Союза и автор текста гимна Российской Федерации Сергей Михалков. В ноябрьском номере журнала «Мурзилка» за 1937 год, он публикует стихотворение «Шпион». Здесь мы публикуем скан страницы из этого журнала для октябрят, то есть для детей семилетнего возраста:

Вот такие стишки, для семилетних мальчиков и девочек, публиковали в те времена…

Разумеется, при такой массированной обработке, наши пионеры вели себя соответствующим образом. В пятидесятые годы все еще отчетливо помнили истории, случившиеся с коробком для спичек и зажимом для пионерского галстука.

Вначале о пресловутом коробке. Долгие годы спичечная фабрика «Демьян Бедный» в Ленинградской области выпускала спичечные коробки с изображением пламени. Точнее – зажженной спички и вспыхнувшим над нею пламенем. Все было хорошо, этот невинный сюжет тиражировался миллионами экземпляров и рассылался по всей необъятной стране.

Невинная коробка спичек, которую долгие годы выпускали по всей стране…

Однако, в 1929 году из страны высылается главный враг советского народа Лев Давидович Троцкий, который в свое время входил в состав первого ленинского правительства. Троцкий был яркой личностью, прекрасным оратором. Его портрет, с характерной бородкой был известен всему народу. Однако, после высылки главного врага всех трудящихся, словосочетания «Троцкий» и «Троцкизм» становятся страшными проклятиями. Книги и брошюры Троцкого изымаются из всех библиотек, а его имя в Советском союзе на многие годы предается забвению.

Вот такие происходят грандиозные события! А причем здесь спичечная фабрика? Она далека от политики, и продолжает клепать столь необходимую народу продукцию! К сожалению, руководство фабрики забыло о существовании бдительных пионеров, тщательно воспитанных в духе борьбы с врагами народа. Вероятно, один очень любознательный и бдительный пионер, от безделья, либо скуки, долго вертел этот коробок в руках.

В результате этого занятия наш подросток, воспитанный на патриотических произведениях Аркадия Гайдара, делает первый политически правильный вывод о том, что зажженная спичка коварным образом разделяет надпись «СССР». Получается Союз советских Пылающих социалистических Республик!

И это не все. Самое страшное в том, что если перевернуть коробок, то можно «увидеть» профиль Троцкого, с его характерной бородкой, смотрящего в левый нижний угол!

А вот как на самом деле выглядела эта вражеская коробка, благодаря бдительному взору наших отважных пионеров…

Любознательный мальчик делится своим открытием с друзьями. Те, воодушевленные борьбой с врагами, передают эту сенсацию дальше. Проходит какое-то время, и о коварном коробке уже вполне серьезно говорят взрослые люди:

«- Вы ничего не видите здесь подозрительного? – спросила Мария Никаноровна, показывая маме коробок спичек с очень распространенной тогда этикеткой, на которой было изображено остроугольное пламя горящей спички.

Мама озадаченно вертела коробок.

— Нет, ничего. Спички как спички.

— А вы присмотритесь внимательнее, — настаивала Мария Никаноровна. И наконец, нисходя к маминой неосведомленности. Торжествующе произнесла:

— Бородка Троцкого!»[5]

Вот такие были времена. Ходили слухи, что руководство спичечной фабрики было арестовано и отправлено в лагеря. Так это или нет – неизвестно. Однако, верно лишь то, что в 1937 году дизайн этикетки был радикально изменен.

Зажим для пионерского галстука тридцатых годов прошлого века

Хорошо, со спичками наши юные пионеры разобрались. Однако плакаты и произведения Гайдара призывали к чему-то большему. И этот предмет решительной, пролетарской критики был найден! Им оказался зажим для пионерского галстука.

В тридцатые годы пионерский галстук не нужно было завязывать специальным узлом. Для этого у школьников были специальные металлические зажимы, на которых был изображен горящий костер с тремя языками пламени. В конце 1937 года школы Москвы и Ленинграда поразила эпидемия слухов об опасности этих зажимов.

Здесь логика рассуждения была уже более тонкой. Пионеры утверждали, что если перевернуть значок вверх ногами, то три языка пламени образуют прописную букву Т, что значит – троцкистская.

Если повернуть его боком, эти языки пламени оказываются буквой З – зиновьевская.[6] А если смотреть на рисунок прямо, то получится буква Ш – шайка. Получается, что враги изобразили на этом благородном знаке свой символ – «Троцкистско-зиновьевская шайка»!

Это вам уже не коробка спичек. Дошло до того, что этим делом занялся первый заместитель наркома внутренних дел Михаил Фриновский.[7] В своем спецсообщении Сталину и другим членам политбюро он писал:

«В ноябре месяце 1937 года в Москве, в значительном количестве школ среди пионеров распространились слухи, что на пионерских галстуках, якобы, выткана фашистская свастика, а на зажимах к пионерским галстукам имеются инициалы «Т» и «З», что означает «Троцкий» и «Зиновьев». Это послужило причиной к тому, что пионеры в массовом порядке начали снимать пионерские галстуки и зажимы. Такие же факты снятия пионерских галстуков и зажимов к ним отмечены в Ленинграде и пионерлагере «Артек».[8]

Каково? Бдительные пионеры задают работу всемогущему Политбюро! Однако, это не выдумка, и такие вещи происходили в действительности.

Следует отметить, что не только Аркадий Гайдар призывал пионеров быть бдительными. Отличился на этом поприще и популярный в свое время поэт Евгений Долматовский, опубликовавший в 1939 году шедевр, называемый «Пуговка». В свое время, все без исключения пионеры знали эту оду-инструкцию по поимке шпионов. Приведем вам, для сведения, это эпохальное произведение:

Коричневая пуговка
Валялась на дороге,
Никто не замечал ее
В коричневой пыли.
Но мимо по дороге
Прошли босые ноги,
Босые, загорелые
Протопали, прошли…

Ребята шли гурьбою
Средь запахов цветочных.
Алешка был последним
И больше всех пылил.
Случайно иль нарочно –
Того не знаю точно –
На пуговку Алешка
Ногою наступил.

Он поднял эту пуговку
И взял ее с собою –
И вдруг увидел буквы
Не русские на ней.
К начальнику заставы
Ребята всей гурьбою
Бегут, свернув с дороги.
Скорей! Скорей! Скорей!

«Рассказывайте толком, -
Сказал начальник строгий
И карту пред собою
Зеленую раскрыл: -
Вблизи какой деревни
И на какой дороге
На пуговку Алешка
Ногою наступил?

Значок японской фирмы
Вот здесь, на этой штуке,
И пуговку такую
Нам выбросить нельзя!
Нам к пуговке, пожалуй,
Пришить придется брюки.
Нелегкая работа,
Скажу я вам, друзья!»

Приладив быстро стремя,
Движением привычным
И сапоги нагайкой
Очистив от земли,
С винтовкой за плечами
Помчался пограничник
По той дороге пыльной,
Где пуговку нашли.

Бойцы по всем дорогам
Четыре дня скакали,
Четыре дня искали,
Забыв еду и сон.
Седого незнакомца
В деревне повстречали,
Сурово осмотрели
Его со всех сторон.

А пуговицы нету
У заднего кармана,
И сшиты не по-русски
Широкие штаны.
А в глубине кармана –
Патроны для нагана
И карта укреплений
Советской стороны.

Вот так шпион был найден
У нашей у границы.
Никто на нашу землю
Не ступит, не пройдет!
В Алешкиной коллекции,
Та пуговка хранится.
За маленькую пуговку
Ему – большой почет!

Вот так вот! Молодец все-таки Алешка! Надеемся и вы, дорогие наши читатели, теперь надежно проинструктированы. В случае, если вы, находясь на пляже нашего Черного моря, случайно найдете пуговицу с латинскими (японскими, сомалийскими) текстами, то вам следует тут же бежать к начальнику ближайшего погранотряда! Ведь все пляжи нашего побережья относятся к пограничной зоне.

Вероятно, вдохновившись проникновенным стихотворением про пуговку, художник Сергей Светлов в тридцатых годах прошлого века, написал не менее эпохальное полотно, которое называется «Пионеры поймали английского шпиона». Мы приводим здесь иллюстрацию этого шедевра социалистического реализма:

Художник Сергей Яковлевич Светлов (1900 – 1963). «Пионеры поймали английского шпиона». 1939.

Как видите, пионеры наконец то поймали шпиона. Причем, не какого-нибудь, а английского! Не исключено, что при помощи той самой коричневой пуговки. У шпиона звериное выражение лица. Возможно, он недоволен тем, что пионеры при задержании оторвали ему руки с корнем.

Компас, парашют, радиостанцию, ящик с патронами и взрывчаткой, а также карту укреплений советской стороны, шпион вероятно успел спрятать в лесу, в специальном тайнике.

Попавшийся навстречу крестьянин, выпятив бороду, устремился к шпиону, а на затейливо устроенном возу у него сидит гастарбайтер в тюбетейке, олицетворяя вековую дружбу народов (больше на возу ничего нет, что говорит о том, что коллективизация в данной деревне, давно уже завершена). Сапоги шпион и колхозник явно покупали в одном сельпо.

Картину осеняет грозовой свет, символизирующий постоянную угрозу молодой советской стране от диверсантов и саботажников.

Вдали – бескрайние родные просторы и бескрайние горы, и долины нашей необъятной страны. Что, собственно, искал английский лазутчик в этой глухомани остается военной тайной.

Главный вывод из этой картины – пистолет у советского пионера является предметом первой необходимости. Вернемся вновь к Аркадию Гайдару и его главному произведению «Тимур и его команда». Вот девочка Женя случайно попадает в дом Тимура. Посмотрите, что было дальше:

«И тут на столе она увидела лист бумаги, на котором крупно синим карандашом было написано:

«Девочка, когда будешь уходить, захлопни крепче дверь». Ниже стояла подпись: «Тимур».

Она заглянула в соседнюю комнату. Здесь стоял письменный стол, на нем чернильный прибор, пепельница, небольшое зеркало. Справа, возле кожаных автомобильных краг, лежал старый ободранный револьвер. Тут же у стола в облупленных и исцарапанных ножнах стояла кривая турецкая сабля. Женя подняла клинок над своей головой и посмотрелась в зеркало.

Вид получился суровый, грозный. В левую руку можно взять револьвер. Вот так. Это будет еще лучше. Она до отказа стянула брови, сжала губы и, целясь в зеркало, надавила на курок. Грохот ударил по комнате. Дым заволок окна.»[9]

По странной случайности, направляясь в данную прогулку, пионер Сеня не захватил с собою револьвер. Впрочем, это обстоятельство не помешало ему задержать матерого диверсанта…

Вот такие были героические пионеры. У каждого из них был револьвер, либо наган, благодаря которым они задерживали хитрых, наглых и матерых шпионов.

Однако, кроме шпионов, движущихся в сторону нефтебазы, попадались еще более коварные шпионы-отравители. Их целью было убийство отважных пионеров. Как это происходило, вы можете узнать в повести Алексей Попкова «Тайна голубого стакана». Там женщина-шпион пытается отравить пионера Колю с помощью ядовитой конфеты. Вот как об этом рассказывает сам юный герой:

«Вижу, стоит на крыльце женщина молодая, красивая. Кофточка на ней шелковая, зеленая-зеленая, а в руках желтая сумочка. Стоит и все оглядывается по сторонам, как будто дожидается кого или кого-то слушает…

Попросила она воды, зашла в дом и так внимательно оглядела кухню и комнату. Потом спросила, не заезжал ли сегодня к нам кто-нибудь с рудника? Я сказал, что у нас давно никого не было, а дедушка ушел в тайгу. Тогда она достала из сумочки две конфетки в цветных бумажках и дала мне. Вот они на столе лежат. «Это, — говорит, — вечером, как дед вернется, чай пить будете, одну сам съешь, а вторую дедушке дай, пусть и он попробует!» Улыбнулась и ушла, а мне что-то так страшно стало».[10]

Подобные истории весьма активно существовали в виде городских легенд во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов 1957 года и Олимпиады 1980 года. Считалось, что конфеты, предлагаемые иностранцами, содержат в себе яды. Также нельзя было брать жвачку у иностранцев, поскольку в ней находилось лезвие бритвы. Что касается шоколада, то он содержал опасные бациллы. Вот такие были шпионы-отравители.

На всем этом шпионском фоне, мы, пионеры пятидесятых годов выглядели очень бледно. Мы лишь искали в различных рисунках, тайные фашистские знаки. Иногда находили. Но поскольку мода на эти поиски постепенно угасала, наши труды не получали должного эффекта.

Со стыдом и горечью должны признаться, что ни одного шпиона, нам задержать не удалось. Причины подобного разгильдяйства – отсутствие должной бдительности. Ведь мы прекрасно знали, как выглядят буржуйские лазутчики. Ведь на этот счет существовали многочисленные инструкции, подобной той, которая приведена здесь:

На всякий случай приводим памятку по вычислению шпионов сохранившуюся со времен Советского Союза…

Великолепный документ, не правда ли? Главное – эта инструкция побуждает ко многим размышлениям. Может быть это передается генетически, как биологический признак выживаемости, как глубинная память того же страха голода?

Ведь наше общество – жертва страха голода. Уже четвертое поколение людей повторяет своим детям: «Пока не доешь, не выйдешь из-за стола», «Съешь все до последнего кусочка», «Чтобы тарелка была чистой». Все это – генетический отголосок тех военных, довоенных и послевоенных голодных лет.

Так и с культурой поведения. Действительно, если ты ведешь себя вежливо и учтиво, то вероятность того, что бдительные пионеры заподозрят в тебе шпиона, резко возрастает. А если это случится, то попробуй ТАМ доказать, что ты не являешься агентом британской разведки!

Вероятно, народ интуитивно чувствовал, что надо максимально дистанцироваться от этих интеллигентных и учтивых тихонь, которые додумались разбавлять водку! Чтобы выжить, надо быть хамом и матерщинником, подонком и хулиганом, громогласно доказывая свою приверженность идеалам революции. Дилемма была весьма примитивной: уж лучше быть разгильдяем на свободе, нежели вредителем с учтивыми манерами на Соловках.

И такая негласная установка, в целях самосохранения активно культивировалась всего лишь три поколения назад. Сколько поколений понадобится еще, чтобы сформировать понимание, что хамство – это плохо, а учтивые манеры – это норма бытия? Хватит ли ближайших четырех-пяти поколений? Сложные, очень сложные вопросы…

Однако, вновь вернемся в пятидесятые. И, хотя нам не удалось задержать ни одного шпиона, мы понимали, что вокруг их очень много. Они почти свободно разгуливают по нашей стране. Наши их постоянно отлавливают, но они, как тараканы, вновь стремятся проникнуть на многочисленные наши секретные объекты.

Вспомним, как писатель Григорий Адамов в своем известном романе «Тайна двух океанов», описывал эту ситуацию:

«Враги Советского Союза неоднократно пытались добыть чертежи таинственной подлодки, получить материалы и конструкторские расчеты. Вокруг завода, где шло ее строительство, день и ночь кружили шпионы, два ответственных работника завода были найдены убитыми; шпионов вылавливали, сажали в тюрьму, некоторых за убийство расстреливали. Но число их не уменьшалось, а дерзость по мере приближения сроков окончания стройки увеличивалась».[11]

Все происходило примерно так, как изображено в журнале «Крокодил»:

Рисунок в журнале «Крокодил» № 34, 1961 год.

Мы были искренне убеждены в том, что все без исключения американцы только тем и заняты, что беспрестанно линчуют добрых негров. Кроме этого, они постоянно готовят шпионов и диверсантов для засылки в нашу страну. Об этом говорилось в многочисленных произведениях. Как, например вот эти:

Владельцы нефти, разносчики ваксы,
Британцы иль янки – мы англосаксы!
Сидят за круглым столом джентльмены,
Как смерть мертвы,
Как боги надменны

Есть у них новинки вроде хлопушек,
Есть хирургов и психиатров орда,
Чтоб гноить детей, от страха распухших,
Заражать любым столбняком города.

Есть у них про запас такие микробы,
Есть такой рассадник кусачих блох,
Что мерещится им – на могилах Европы
Зашумит некошеный чертополох.

Есть у них тренированные в массовых драках
Циркачи и поэты в лакейских фраках.
Есть у них философ, домашний дурак их,
На труды которого студенты плюют.
Наконец, в конурах, в лачугах, в бараках
Есть у них безработный люд.

Как же им напоследок не учесть векселей!
Как не справить гибель свою веселей!

И когда буги-вуги идет на эстраде –
        Танки движутся по автостраде.

И когда для хозяев старается джаз –
         Загудел истребитель, кружась.

И когда саксофон задыхается, блея, -
           Голосует за смерть Ассамблея.

А когда плясуны попадают в такт –
             Это их атлантический пакт.[12]

Кроме подобных стихов, нас окружали многочисленные плакаты, призывающие к бдительности. А журнал «Крокодил» постоянно публиковал карикатуры на беспечных сограждан, постоянно теряющих секретные документы. Безусловно, окружающие их шпионы тут же подбирали все эти сведения и использовали их в своих гнусных целях.

Такие граждане потворствовали многочисленным шпионам и диверсантам. Рисунок из журнала «Крокодил» № 27 за 1960 год.

В пятидесятые годы в СССР получила распространение серия книг под общим названием «Библиотека военных приключений». Были они небольшого формата, и, поскольку брэнд располагался наискосок, все это именовалось у читателей «КОСАЯ СЕРИЯ».

Книги были назидательно устрашающие, снабженные соответствующими картинками. Вот шпион, а вот наш славный полковник, разоблачивший его. Вот мелкий негодяй, попавший в сети западных спецслужб, а вот простые труженики. В книгах была и любовь – чистая, непорочная любовь простых, добрых, хороших советских людей.

По картинкам, по «захватывающему» содержанию книги «косой серии» точно походили на американские комиксы. Хотя о них советские люди могли тогда узнать только из сатирического журнала «Крокодил», где популярно объяснялось, что кока-кола, жевательная резинка, план Маршала и комиксы – заокеанская отрава, диверсия, цель которой – порабощение и уничтожение нашей страны.

Вот таким шедевром мировой литературы зачитывался юный Евгений. Эта реликвия до сих пор хранится в нашей семейной библиотеке…

Пара книг из этой пресловутой «косой серии» до сих пор хранится в нашей семейной библиотеке. Одна из них называется «Кукла госпожи Барк». В свои одиннадцать лет Евгений прочитал ее взахлеб. Вот это произведение! Вот оно – настоящее литературное искусство! Здесь все четко, понятно и ясно.

В отличие, скажем, от Льва Николаевича, который, следуя своему учению о непротивлении злу насилием, отрицательно отзывался о революционерах и исходил не из непреложных законов общественного развития, а из отвлеченных моральных и религиозных положений.

Так вот, в этой книге действуют двое наших. Одному сорок лет, а он уже генерал! Другому, от лица, которого ведется повествование, всего лишь тридцать два года. Но он уже полковник!

Еще один образчик «шпионской» литературы, хранящейся в нашей библиотеке.

Ихние постоянно хотят наших убить. Вначале они хотели наших взорвать. Но те опаздывают к приготовленному для них взрыву дома. Потом полковнику, какой-то ихний врач подсовывает порошок, содержащий цианистый калий. Затем генералу направляют вино «Напареули», содержащее синильную кислоту. И вот так ихние гоняются за нашими на протяжении всей книги.

В конце концов, ихняя английская шпионка госпожа Барк дарит нашему полковнику куклу. А в ней БОМБА!!! Но наш полковник догадался подсунуть эту самую куклу им же, в ихнюю машину. А она (кукла), как рванет! И поделом, будут знать, как связываться с нашими.

И, главное, очень понятное произведение. В нем все ясно. Вот мы, несущие свободу и счастье угнетенным народам. Вот они, буржуи, мерзкие и гнусные твари, только и мечтающие о том, как поработить советскую страну.

Еще один ротозей, потворствующий многочисленным шпионам и диверсантам Рисунок в журнале «Крокодил» № 13 за 1949 год.

Кроме многочисленных книжек «про шпионов», подчас весьма сомнительного содержания, большой популярностью пользовались фильмы на ту же тему. Антология этих специфических советских вестернов весьма обширна: «Подвиг разведчика», «Над Тиссой», «Операция «Кобра», «Незваные гости», «Тень у пирса», «Следы на снегу», «Ошибка резидента», «Щит и меч», «Мертвый сезон» и так далее. Любой наш сверстник с легкостью продолжит этот список.

Рисунок в журнале «Крокодил» № 07 за 1951 год.

Из всей этой плеяды нам, почему-то, наиболее запомнились два фильма – «Застава в горах» и «Голубая стрела».

Шпионская «Застава…» снималась при позднем Сталине и вышла на экраны страны в 1953 году. Действие картины разворачивается на одном из пограничных пунктов на южных границах Советского Союза.

Здесь нет скрытых шпионов, живущих среди наших людей, как это было во многих фильмах того времени. Все карты раскрыты уже в начале фильма. Хорошие – это пограничники и местные жители. Все плохие люди расположены по другую сторону государственной границы.

Самыми плохими из плохих являются американские шпионы, которые выдают себя за английских ученых. Живут они среди местных бандформирований. Основная цель этих шпионов – проникнуть на территорию СССР. Для какой цели это делается, остается неясным до конца фильма.

«Возможно, в свое время фильм выглядел захватывающим боевиком, но сейчас смотрится как веселая цветная сказка!

Эту физиономию шпиона Марроу (актер Владимир Белокуров) из фильма «Застава в горах», отчетливо помнят все пионеры 50-х годов

Опытнейший шпион Марроу, с помощью хитроумных приспособлений (кабаньи копыта) топчет нашу землю и использует карту, нанесенную на дно спичечного коробка.

Знаменательный диалог в одном из эпизодов фильма, когда американские шпионы узнают о том, что один из их команды перешел на территорию СССР:

— Поздравляю Вас! Картер прошел благополучно!

— Колоссально! Наконец-то с коммунизмом во всем мире будет покончено.

— Совершенно неуместная ирония, Бен!

В пятидесятые годы это казалось иронией, но спустя четверть века к власти в США придет президент Картер, а еще через дюжину лет Советский Союз исчезнет, как государство.

Складывается впечатление, что главным героем фильма был боевой конь Орлик, который умел самостоятельно возвращаться в свое стойло. А вот для чего в этом фильме настырные американцы так отчаянно рвались в СССР, остается тайной уже на протяжении почти семидесяти лет.

Второй фильм, о котором следует вспомнить, — это «Голубая стрела» поставленный на киностудии имени Довженко. Здесь следует отметить, что к этой кинофабрике в СССР было ироничное отношение.

С первых минут фильма «Голубая стрела» всему залу становится понятно, что профессорша Лариса Ковальская (актриса Александра Кузнецова) является иностранной шпионкой. И лишь болван и болтун лейтенант Дудник (актер Борис Новиков) не понимает этого…

На экране – наше, до боли знакомое черноморское побережье Крыма. Между тем закадровый голос в прологе задумчиво сообщает, что действие супернавороченного по тем временам шпионского опуса разворачивается «на побережье, скажем так, Энского моря». Невероятная, даже гениальная фраза. Ее не объяснить никакой «манией засекречивания», ее вообще не объяснить. Она мыслима лишь в рамках антисоветской пародии, но никак не современного фильма времен холодной войны.

Для того, чтобы ни один школьник не запутался в происходящем, у всех врагов однозначно вражеские лица. Еще до того, как подержанная курортница томно поинтересуется у дурака-лейтенанта, не секретное ли задание вынуждает его оборвать пляжный флирт, как мы уже знаем, что никакая она не профессорша с польской фамилией Ковальская, а матерая шпионка.

Возможно, подобная карикатура явилась основой сценария фильма «Голубая стрела». Журнал «Крокодил» № 11 за 1951 год.

Еще до того, как каперанг Бельский (актер Иван Переверзев) скинет китель, под которым обнаружится гавайская рубаха, мы знаем: никакой он не командир советской подлодки, подобравшей сбитого майора-испытателя Карпенко (актер Андрей Гончаров), а белобандит, помещичий сынок, мстящий Советскому Союзу за национализированные угодья.

Про его подручного, «судового врача» Янсона (актер Владимир Волчек), и говорить нечего: и рожа фашистская, и пытается накормить Карпенко снотворным зельем, как тот ни отказывается. В общем, речь идет чуть ли не о войсковой операции с участием авиации и подлодок с целью завладеть секретным «баллоном», установленным на сбитом самолете.

Характерная деталь, объединяющая оба фильма: проклятые шпионы с упоением, хлещут виски, джин, мартини и прочую алкогольную дрянь, которые в те годы являлись недоступным символом западного образа жизни, как и пресловутая кока-кола.

На наш взгляд, вершиной всей этой шпионской киноэпопеи явился культовый сериал «Семнадцать мгновений весны». Львиной долей своей славы Штирлиц обязан экранизации Татьяны Лиозновой 1973 года, 840 минутам чистого экранного времени, филигранно упакованного в двенадцати сериях безупречного фильма.

В дальнейшем, уже ни один фильм, либо сериал, не могли даже приблизиться к этой творческой «шпионской» высоте. В последующем, эта тема «про разведчиков и шпионов» стала стремительно терять свою популярность, и сегодня представляет интерес лишь для историков и искусствоведов.

Рисунок в журнале «Крокодил» № 28 за 1951 год.

Вот такие были «шпионские» предметы, плакаты, книги и фильмы ушедшей страны, которая называлась Союз Советских Социалистических Республик. Страны, которая перестала существовать не в силу предпринятых действий киношных шпионов, а в результате груза накопившихся проблем. И это очень грустно.

Пожалуй, на этом, наши размышления о погонях за шпионами и диверсантами, мы и завершим.

Что касается следующей, сорок седьмой главы, то она будет посвящена великолепному семейству Березовые. И вновь, мы также будем вспоминать пятидесятые годы прошлого века. Мы знали, что за рубежом живет множество чудовищных людей: капиталистов, фабрикантов, помещиков, шпионов, диверсантов и линчевателей негров.

Однако, в этом безобразном сообществе, хотя и редко, попадались порядочные люди, которые дружили с Советским Союзом. О них и пойдет речь. Глава будет называться: «Семейство тридцать шестое – Березовые, или про хороших иностранцев…».


[1] APGIII – таксонометрическая система классификации цветковых растений, опубликованная в марте 2009 года, в журнале Лондонского Линнеевского общества. При написании данной главы, мы старались руководствоваться именно этой системой.

[2] Жизнь растений. В шести томах. Том пятый, часть вторая. Семейство бобовые. – М.: Просвещение. 1981. С. 190.

[3]  Гайдар Аркадий. Собрание сочинений в четырех томах. Том второй. Судьба барабанщика. – М.: Детская литература, 1980. С. 309.

[4] Гайдар Аркадий. Собрание сочинений в четырех томах. Том второй. Судьба барабанщика. – М.: Детская литература, 1980. С. 316.

[5]Архипова, А.; Кирзюк, А. Опасные советские вещи. – М.: Новое литературное обозрение, 2020. С. 111.

[6]О Троцком мы коротко сказали. Что касается Григория Евсеевича Зиновьева, то это также соратник Ленина. В свое время, вместе со Сталиным, боролся с Троцким. В 1934 году был исключен из партии и арестован. В 1936 году был расстрелян как «враг народа». Утверждают, что пули, которыми был убит Зиновьев, забрал себе глава НКВД Генрих Ягода. После расстрела Ягоды, эти пули забрал себе новый глава НКВД Николай Ежов. Куда делись эти зловещие предметы после расстрела Ежова – неизвестно.

[7] Фриновский Михаил Петрович – сотрудник народного комиссариата внутренних дел СССР. 1939 году был исключен из партии и арестован. В 1940 году был расстрелян как «враг народа».

[8] Архипова, А.; Кирзюк, А. Опасные советские вещи. – М.: Новое литературное обозрение, 2020. С. 115.

[9] Гайдар Аркадий. Собрание сочинений в четырех томах. Том второй. Тимур и его команда. – М.: Детская литература, 1980. С. 345 — 346.

[10] Попков А. Тайна голубого стакана. – Красноярское книжное издательство. 1955. С. 36.

[11] Адамов Григорий. Тайна двух океанов. Омега. 2019. С. 54.

[12] Антакольский Павел. Гибель класса. Из статьи Дмитрия Галковского «Поэзия советская». Новый мир. 1992. № 5. С. 219.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.