Что такое Чекпойнт Чарли? Часть 3

А это, Глафира, старая улочка в районе Николайкирхе. Обрати внимание – какая грязная улица! На брусчатке огромное количество валяющихся окурков, бутылок и сигаретных пачек! Бескультурие полнейшее! Возмущенная Матильда.

Посылаю тебе Глафира седьмого медведя! Будь счастлива! Матильда.

А вот, Глафира, восьмая композиция с медведями!

А вот и девятая композиция с плюшевыми мишками.

Уголок старого Берлина в районе Николайкирхе. Как видишь, Глафира, погода весьма благоприятствует неспешным прогулкам. А при желании, можно и посидеть за кружкой старого, доброго немецкого пива. Твоя Матильда.

А это, Глафира, снимок под настроение. Я его назвала — «Берлинское небо, октября 2017 года». Одобряешь???

Твоя Матильда.

Юстас — Алексу. При социализме даже помыслить о подобных барельефах было невозможно! Сейчас же, в центре Берлина можно увидеть подобные произведения, подрывающие устои научного коммунизма! Вот такие времена…

Юстас — Алексу. Фрагмент барельефа, о котором я говорил ранее.

Юстас — Алексу. А вот иной, аналогичный барельеф, но уже с изображением Ленина. Хотя мораль та же: идеи марксизма-ленинизма оказались несостоятельными. Напомню, что я делаю эти снимки в год столетия октябрьской революции в России. Вот такие времена.

Юстас — Алексу. Фрагмент барельефа, о котором я говорил ранее.

Юстас — Алексу. В Берлине очень чтят Джона Кеннеди. «Я берлинец» — ставшая культовой заключительная фраза из исторической речи американского президента Джона Кеннеди 26 июня 1963 года перед Шенебергской ратушей в тогдашнем Западном Берлине. Этим самым Кеннеди выразил солидарность западным берлинцам после возведения властями ГДР Берлинской стены.

Такие портреты, как приведённый на снимке, встречаются в Берлине очень часто, что свидетельствует об огромном уважении к тогдашнему американскому президенту. Что интересно, изображение Никиты Сергеевича Хрущева, который руководил СССР, в момент возведения стены, я не увидел ни разу. Вот как история, спустя полвека, расставляет свои акценты.

13.10.17. Путешествие по Берлину продолжается. Это, Глафира, один из входов в так называемый «Парк мира». На окраине бывшего социалистического Берлина есть дивное место. Хотя, с одной стороны, это непрестижная окраина с панельными пережитками ГДР, с другой — это замечательный парк «Garten der Welt», что означает «Сады мира».

Парк был открыт в 1987 году, как подарок садовников к 750-летию Берлина. В этом парке есть китайский, японский, корейский, балийский, арабский, итальянский и христианский сады. Может быть, кого-то ещё и забыла.

Конечно, парк трудно обежать за несколько часов, но общее впечатление об этом райском месте, безусловно, сложилось. Фотографий сделано множество, большинство из которых специфические: как посажено, как ухаживают. Предлагаю лишь микроскопическую часть этого великолепия.

Твоя Матильда.

На предыдущем снимке показан, виднеющийся вдали, один из официальных входов в парк. Однако лучше, выйдя из метро, сесть на эту канатную дорогу, которая доставит тебя на холм, расположенный почти в центре парка. А вот оттуда, иди, куда тебе заблагорассудится…

Один из уголков парка Мира. Надеюсь, Глафира, тебе хватит фантазии, дабы понять, что здесь изображено? И не прибедняйся, заявляя, что тебе не все понятно. Элементарно, Ватсон!!!

Твоя Матильда.

Давно мы с тобою, Глафира, не вели беседы о конях. Как тебе этот представитель лошадиной породы? По-моему, весьма симпатичен! Особенно умиляет его пикантная шляпка.

Матильда.

Уголок христианского парка. Хотя по-правде, я так и не поняла — почему христианский? Потому, что на заборе изображены латинские буквы?

Так и у нас в России на заборе можно увидеть всяческие буквы. Но это еще не означает ограду именно русского парка. Как-то не понятно. Может ты, Глафира, растолкуешь – в чем секрет?

Твоя Матильда.

Еще один фрагмент христианского парка.

А вот тут уж без ошибок. Здесь начинается китайский парк. Знакомься, Глафира, это Конфуций, китайский мудрец, философ, ученый, и, наверное, такой же садовод, как мы с тобой.

Матильда.

Уголок китайского парка.

И это также уголок китайского парка.

А это, Глафира, китайские ворота, ведущие, как правило, из внутреннего дворика в китайский сад. Матильда.

Немецкие гуси в китайском саду щиплют немецкую траву.

В парке мира красавцы-мискантусы значительно превышают человеческий рост. Ты можешь убедиться в этом, Глафира, взглянув на этот снимок.

Матильда.

Уголок парка.

Еще один фрагмент парка.

Небольшой сад водных растений.

Уголок японского сада.

Фрагмент японского сада.

Этот сад делали не немцы, а специалисты из Японии. Наверное, чтобы создать подобное, надо родиться японцем, воспитываться японцами и обладать японской философией.

Ведь в японском саду деревья, кустарники, камни в созданной художником композиции важны не сами по себе, но как олицетворение чего-то более значительного.

Японский художник убежден, что в природе уже есть все – и красота, и разумность, и одухотворенность. Нужно лишь почувствовать это, открыть и понять, не изменить или переделать, а только выявить то, что в ней заложено.

Тогда самый необычный на взгляд европейца сад, состоящий только из камней и гальки, будет восприниматься не как придуманная и навязанная природе схема, но как формула, точная и выражающая самую суть ее закономерностей. Через художественный образ природа сама говорит с нами, а человек лишь помогает ей в этом.

Деревья, камни, мхи – что может быть обыденнее и привычнее? Но в композиции японского сада они видятся нами по-особенному, становясь частью художественного пространства, заставляя открывать в них эстетические качества. Это и превращает сад из явления ботанического в произведение искусства.

Так что, для японского сада, нужны только японцы. Иначе получится лишь подобие этого идеала…

Вот такие философемы, дорогая Глафира.

Твоя Матильда.

Уголок балийского сада.

Еще один вид на балийский сад.

Фрагмент балийского сада.

В парке встречаются очень много композиций, в которых активно используются злаки. Вот например…

Уголок парка.

Уголок осеннего парка.

Замечательный парк! Ты знаешь, Глафира, я получила массу положительных эмоций и впечатлений!

Восхищенная Матильда.

Что такое Чекпойнт Чарли? Часть 3: 4 комментария

  1. Очень интересно и занимательно вместе с вами оказаться на улицах Берлина и посетить парк.

    1. Глубокоуважаемый Генрих! Спасибо Вам за добрые слова. Хочу отметить, что впереди еще нас ждут описания деталей путешествия Матильды и Юстаса по осеннему Берлину. С уважением, Евгений Георгиевич.

  2. Евгений Георгиевич и Валентина Михайловна! Поздравляю с высокой оценкой вашего ежедневного кропотливого труда! Отрадно, что вы делитесь своими достижениями и мы имеем возможность созерцать произведения садового искусства.
    С большим интересом читал путешествие по Нидерландам. После прочтения нескольких строк хотелось встать и уехать в игрушечные деревушки. Разделяю ваши эмоции и восхищения от увиденного. Безусловно, поражает их открытость, их отношении к окружающему пространству, их любовь к месту где они живут. Очень хочется верить, что и мы когда-то подойдём к это стадии эволюции. Отдельно хочу отметить новый стиль письма, невозможно было оторваться. Обязательно когда-нибудь пройдусь по проложенному вами маршруту.

    1. Уважаемый Генрих! Спасибо за высокую оценку наших изысков по поводу увиденного. Думается, что мы наблюдаем 500-летний итог планомерно развивающейся рыночной экономики, превратившую болотистую страну в одну из сильнейших экономик мира. Население страны, где практически отсутствуют важные полезные ископаемые, смогло с помощью энергии воды и ветра, создать сильную самобытную экономику. Подчас обыватель видит Голландию, как погрязшую в разврате страну. Но мало кто знает, что здесь смертность от наркомании на 100 тысяч населения в 15 (!) раз меньше, нежели в высокоморальной России! Здесь есть чему поучиться — культуре и образу жизни. Впрочем, лучше это увидеть собственными глазами. И, безусловно, у Вас это получится! С глубоким уважением, Евгений Пономаренко.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.