ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Семейство девятое – Самшитовые, или рассказ о юном кларнетисте…

Коготками созвездий скребет одиночество,          
Мою тень, что навек приросла к сентябрю,            
Эх…, когда же мы встретимся, Ваше Высочество?
Я тебе… Что там вечность… — Самшит подарю.    

Елена Бондаренко

 

Семейство Самшитовые относится к порядку Самшитоцветные, класса Двудольные. В этом порядке находятся всего лишь два семейства. Одно из них, разумеется, называется Самшитовые. А другое настолько редкое, что в русском языке для него даже не нашлось названия. А по латыни оно называется Nelson. Может быть, в честь английского адмирала.

Поэтому и будем рассматривать только семейство Самшитовых. В нем 5 родов и 80 видов.[1]

Самшит — замечательное растение, из которого можно получить весьма элегантную вечнозеленую живую изгородь, которую можно регулярно стричь. Однако, растет он очень медленно. Если сейчас вы приступите к этой затее, то лет эдак через тридцать, у вас получится вполне приличная садовая композиция.

Самшиты – невысокие деревья или кустарники, распространены в Южной Европе, Юго-Восточной Азии и отдельными небольшими островами разбросаны по Африке и обеим Америкам.

Согласно древнегреческой мифологии, флейту изобрела богиня мудрости Афина. Материалом для изготовления флейты, как утверждал Овидий, послужил самшит. С тех пор прочная, тяжелая древесина самшита ценится очень высоко. «Драгоценным деревом» называли самшит древние греки, а на Кавказе дерево зовут «слоновой костью» за прочность и красоту.

Самшит, произрастающий в одном из уголков Сада Евгения и Валентины…

В античные времена из древесины самшита охотно изготовляли деревянные шкатулки и статуэтки богов (в частности, для почитания Аполлона Олимпийского), а в Новое время – молоток магистра масонов. Кожистая листва самшита является вечнозеленой, и его ветки охотно освящаются как символ долговечности вместе с пальмовыми сережками на Вербное воскресенье в европейских странах и хранятся круглый год.

Из этого самшита мы пытаемся создать некую топиарную «чашу». Время покажет – что из этого получится…

Археологи, производя раскопки в Москве, в слоях, относящихся к XII веку, обнаружили часть нарядного, украшенного орнаментом самшитового гребня. В XIX веке с развитием текстильной промышленности прочная древесина самшита стала использоваться для изготовления ткацких челноков.

Чего только не делали из самшита. Стволы пушек и трости, винты самолетов и чашки, подшипники и шкатулки, типографские клише и подсвечники, шестеренки и ступки, костяшки счетов и ложки. Даже опилки идут в дело, ими полируют ювелирные изделия.

Самшит, украшающий один из уголков альпийской горки в станице Пятигорской.

У самшита мелкие глянцевые листочки, он прекрасно переносит сильную обрезку. Предполагает любой тип почвы, открытое место или полутень. Вот такое чудесное растение, украшающее много десятков лет скверы и парки Кубани.

Особую гордость Краснодарского края составляет так называемая тисосамшитовая роща. Это памятник древнейшей природы, который расположен на склоне горы Ахун, примерно в трех километрах от берега Черного моря в Хостинском районе города Сочи.

Территория площадью порядка трехсот гектаров, была объявлена заповедной еще в далеком 1931 году, и стала частью Кавказского заповедника и Сочинского национального парка.

Здесь самшит служит своеобразным подиумом для растущего выше барбариса…

Уникальность рощи в том, что здесь произрастает реликтовая растительность, сохранившаяся в почти неизменном виде еще с ледникового периода. Покрыв практически всю Европу, лед не сумел преодолеть высоту Кавказского хребта. Тогда, во времена льда и стужи, многие представители древнейшей флоры нашли спасение в Колхидской низменности.

Еще один взгляд на «чашеобразный» самшит…

Особой достопримечательностью рощи считаются тис ягодный и вечнозеленый колхидский самшит. Тис — хвойное дерево, дающее вместо шишек аппетитные ягоды красно-оранжевого цвета. Из-за цвета древесины его также называют красным деревом. Самые крупные экземпляры тиса достигают в высоту до тридцати метров, а возраст некоторых — более двух тысяч лет!

Этот тщательно подстриженный самшит произрастает на территории музея истории Парижа. Снимок авторов книги.

Растет колхидский самшит чрезвычайно медленно, для его восстановления требуются десятки лет; возраст может превышать четыреста лет. Самшит цветет весной душистыми желтенькими цветочками, а летом созревшие коробочки, появившиеся на месте цветков, открываются, рассыпая вокруг свои мелкие семена.

В нашем саду вот уже полтора десятка лет растут несколько экземпляров самшита. И с каждым годом мы все больше убеждаемся в том, что это растение неисправимых оптимистов!

Уж больно он медленно растет. Однако, это обстоятельство способствует и его неспешному формированию. Обрезку следует проводить в апреле либо в первые майские дни. Кустикам самшита во время стрижки придается форма конуса, куба либо шара.

Эта композиция из самшита находится в саду Альбера Кана в Париже. Снимок авторов книги.

Культивировать самшит можно и в качестве штамбового деревца. Для этого необходимо вырезать под самый корень все стебли, кроме наиболее сильного. Те молоденькие стебли, которые растут вверху центрального штамбового стебля, обрезают, придавая им необходимую форму.

Отметим, что обрезка не причиняет кусту никакого вреда, и чем чаще осуществляется стрижка, тем более густым будет становиться это уникальное растение.

Также следует помнить о том, что чем более частыми будут обрезки, тем чаще нужно производить полив и подкормку. Дело в том, что кусту нужно восстанавливать свои силы, восполнять те питательные вещества, которые были потеряны вместе с отрезанными листовыми пластинами.

Вот такое замечательное и удивительное растение – самшит.

А теперь, любезный читатель, перейдем вновь к фрагментам истории, столь сложного прошлого века. Ведь мы обещали рассказать еще об одном ребенке, который пережил все невзгоды проклятой войны.

Сюжет, который мы предлагаем вам, можно озаглавить, как «Рассказ о юном кларнетисте». В данном случае, речь пойдет об Алтухове Иване Аверьяновиче – муже Елены Васильевны, племянницы Дереза Михаила Куприяновича.

А во время войны, это был просто Ванечка, который проживал на хуторе колхоза «Память Кирова» Краснополянского сельского совета Развильненского района (ныне – Песчаноокопский район) Ростовской области.

После изгнания немцев юный Иван работал в колхозе так называемым подпаском у чабана. В хозяйстве кормов не было, и животные жили исключительно на подножном корме. Что касается людей, то они испытывали жесточайший голод. Не было хлеба, не было соли. Как рассказывал Иван Аверьянович, в те времена ребята ловили в поле сусликов и это было чуть ли не основным источником их пропитания.

В эти тяжелейшие времена мальчишка фактически дважды умирал от голода. И лишь благодаря своей сестре Анне, служившей в далеком грузинском городе Цагвери, Иван остался жив. Все дело в том, что Иван написал сестре о его тяжелейшем, на грани голодной смерти положении. Анна, добрая душа, служившая поваром в воинской части, откликнулась на этот призыв о помощи. Согласовав вопрос с командованием, о принятии Ивана в качестве «сына полка», она выслала брату письмо-приглашение.

И здесь мы хотели бы немного отвлечься и коснуться этой военной традиции «сын полка». Подобная форма воспитания подростков существовала в русской армии с давних времен.

В России ещё в восемнадцатом веке, в каждой воинской части был один, по меньшей мере, юный барабанщик, а на каждом корабле — несовершеннолетний гардемарин.

Известно, что в годы 1-й мировой войны в некоторых русских частях также были свои воспитанники.

Новый виток развития институт «сынов полка» получил с началом Великой Отечественной войны. В регулярных частях РККА (а в последующем – советской армии) пополнение в рядах юных воинов появлялось тремя путями.

Во-первых, бойцы воинских подразделений подбирали детей, оставшихся без попечения родителей в ходе боевых действий. Это могли быть как сироты, так и просто потерявшиеся дети.

Во-вторых, в советских частях нередко были случаи, когда родители, занимающие командные должности, один или оба, проходя службу в подразделении, привозили на передовую детей, полагая, что так для ребёнка будет безопасней, нежели в тылу.

В-третьих, пополнение происходило и за счёт детей, убежавших из тыла на фронт и удачно добравшихся до передовой.

На флоте те же самые дети именовались юнгами.

Однако, вновь вернемся к Ивану. Как же добраться до крайне далекой по тем временам Грузии? Без вмешательства властей здесь обойтись было невозможно. Поэтому Иван пешком прошагал 33 километра от своего хутора до поселка Развильное, бывшем тогда районным центром.

И здесь огромную помощь Ивану оказал секретарь Развильненского райкома партии товарищ Коваленко. Он помог выдать подростку сопроводительный пропуск, который позволил бы доехать до Закавказья. Ведь время тогда было военное и без формального разрешения властей, передвигаться по стране тогда было невозможно.

Добираться в Грузию пришлось долго, в дороге подростка кормили пассажиры. Однако, как бы то ни было, Иван все же в Грузию добрался.

Снимок сделан 11 июля победного 1945 года. Крайний справа – кларнетист Иван. Обратите внимание на обувь, это так называемые «обмотки»

Анна, как и было ранее оговорено, обратилась к командиру полка, полковнику Кармазину, с просьбой зачислить Ивана в полк, на правах, как тогда говорили – «сына-полка». Тем более, там уже служило примерно полтора десятка примерно таких же подростков.

Как бы то ни было, 21 июня 1944 года Иван был зачислен воспитанником музыкального взвода 370 запасного стрелкового полка 38 запасной стрелковой дивизии, поставлен на все виды довольствия и прослужил там вплоть до 17 августа 1945 года.

Так и началась военная служба у подростка Ивана. Поблажек не было никаких, требования – как и к прочим солдатам. Опекали юных защитников родины старшина Афанасьев и старший старшина Тендронов. Они учили ребят как шагать в строю, правильно мотать обмотки, чистить башмаки и пуговицы.

Участники взвода музыкантов. Крайний слева в первом ряду – четырнадцатилетний Иван Алтухов, с кларнетом в руках. Обратите внимание, с каким достоинством ребята держат музыкальные инструмент. Как взрослые бойцы – боевое оружие!

Сам полковник Кармазин уделял внимание музыкальному взводу. Он говорил своим юным воспитанникам: «Музыканты – это зеркало воинского подразделения! Вы должны быть вычищены, подтянуты и являть образец строевой выучки для всех военнослужащих нашего полка!».

Аналогично началась у Ивана его маленькая музыкальная карьера. Играть Ване пришлось на многих инструментах и выучить такие сигналы, как «подъем», «отбой», «тревога» и другие. Однако, в основном рядовой Алтухов специализировался на кларнете – элегантнейшем и грациозном инструменте, изобретенном мастерами начала XVIII века.

Для того, что бы узнать, какой это прекрасный инструмент, прочитайте повесть Анатолия Георгиевича Алексина «Мой брат играет на кларнете».

Вот маленький отрывок из этого произведения: «Мой брат играет на кларнете. Почему не на скрипке? Не на рояле? К несчастью, не все еще знают, какой это важный инструмент – кларнет. Именно он начинает Пятую симфонию Чайковского! Разве многим это известно? «Незаметный герой оркестра» — так говорит о кларнете Лева».[2]

Слушая рассказ о тех далеких днях, невольно так же вспоминаются немеркнущие строчки Булата Шалвовича Окуджавы в его «Песенке о ночной Москве»:

 

Кларнет пробит, труба помята,

Фагот, как старый посох, стерт,

На барабане швы разлезлись,

Но кларнетист, красив, как черт…[3]

 

Вот такую же важную роль в военном оркестре 370 стрелкового полка играл кларнет Вани Алтухова. И этот музыкальный взвод стал первой жизненной школой кубанского подростка, школой дисциплины и ответственности, трудолюбия и взаимовыручки.

Там же в полку, Ивана принимали в ряды ленинского комсомола. Запомнилось, что это было уже вечером, электричества не было, поэтому горели свечи. Было торжественно, немного тревожно и очень волнующе.

Многие сверстники Ивана мечтали бы иметь столь престижный знак воинской доблести, как «Гвардия», который мы видим на гимнастерке у подростка…

А потом был май, и была великая Победа. А осенью 1945 года в Тбилиси состоялся первый послевоенный парад в честь двадцать восьмой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции. И герой нашего рассказа, пятнадцатилетний Иван Алтухов принял в нем участие!

Он шагал по проспекту Руставели плечом к плечу со своими сверстниками и чувствовал свою сопричастность к тому великому ратному подвигу, который совершила огромная страна. Радость его была безграничной, поскольку это был в первую очередь парад победителей, и Ваня был полноправным участником этого парада.

Он шагал во главе колонны, где были действительные победители. Там шагали седые полковники, бравые капитаны и умудренные старшины. И весь благодарный Тбилиси восторженно рукоплескал им.

Это был звездный час славы Ивана! Это было самое яркое событие в непростой жизни Ивана. И здесь коснемся темы «звездного часа». У того же Юрия Гагарина, безусловно, это было 12 апреля 1961 года. Что касается Ивана, то он прожил большую жизнь. Он видел немало, он сделал немало.

Но такого яркого события в его жизни, не было уже никогда…

Вспоминая жестокий прошлый век, хотелось бы рассказать еще об одном кубанском парне. В данном случае, речь пойдет об отце Евгения Георгиевича – Георгие Ивановиче Пономаренко.

В следующей, главе, мы расскажем о семействе Барбарисовые, а также вновь коснемся темы войны и выживанию, после ее окончания. Будущая, двадцать первая глава, называется: «Семейство десятое – Барбарисовые, или два взлета и одно падение кубанского хлопца …».

 

 

 

 

 

[1] Жизнь растений. В шести томах. Том пятый, часть первая. Семейство самшитовые. – М.: Просвещение. 1980. С. 249.

[2] Алексин А.Г. Мой брат играет на кларнете. Собрание сочинений в трех томах. – М.:Дет. лит., 1979. -Т. 1. – С. 291.

[3] Быков Д.Л. Булат Окуджава. – М.: Молодая гвардия, 2009. С. 333.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.