ГЛАВА ВТОРАЯ

В поисках Эдема

Сад – это такое место, где все
растения, люди, птицы и         
насекомые, должны быть        
абсолютно счастливы…          

Энтони Пол,
садовый дизайнер

В процессе поиска нашего родненького Эдема, нам следовало найти идеальную точку в Краснодарском крае, на расстоянии не более пятидесяти километров от Краснодара. Уже хорошо было то, что круг наших поисков ограничился окрестностями Горячего Ключа. За период проживания в милых нашему сердцу Абузах, мы буквально влюбились в эту очаровательную местность. Прекраснейшие ландшафты предгорья Кавказа, чистый лесной воздух, относительная близость к Краснодару – что еще может быть лучше для полного счастья?

Предстояло лишь пройти муки выбора, и можно было претворять свою хрустальную мечту в жизнь. На дворе все еще длились расхристанные девяностые, все покупалось и продавалось, при этом сопутствующие формальности были минимальными.

И мы начали разъезжать по деревням, поселкам и станицам. Постепенно нами постигалась величественная природа окрестностей Горячего Ключа и его близлежащих населенных пунктов — Безымянное, Хребтовое, Фанагорийское, Тхамаха, Октябрьское и так далее…

Осуществляя поиски, мы уже считали себя опытными мастерами садового искусства и с умным видом разглагольствовали о том, что классики ландшафтного дизайна боготворят такое понятие, как «genius loci», что в переводе означает — «дух места».

Действительно, у архитекторов есть такое понятие, как дух места, которое складывается из совокупности различных факторов. Это свойства природной, архитектурной и социальной среды, определяющие индивидуальность данной территории и эмоциональность восприятия этой местности на интуитивно-чувственном уровне.

Кранах Старший Лукас. Адам и Ева в райском саду. 1530. Вена, Музей истории искусства.

Исходя из затронутой концепции, мы в первую очередь искали ЛАНДШАФТ. А уж найдя его, мы полагали, что впишем в него сад, архитектуру и прочие, всяческие малые формы. Есть известная поговорка: «Пес похож на своего хозяина». По аналогии, архитекторы часто утверждают, что здания и сады также похожи на своих владельцев. И в этом утверждении мы не видели иронии. Сад объективно отражает, как людей, так и эпоху. Вот, например, мнение Дмитрия Сергеевича Лихачева:

«Сады и парки были теснейшим образом связаны не только с идеями и вкусами общества, но также с бытом их хозяев, с укладом жизни современников. Сады устраивались для размышлений, для поэтических мечтаний, для ученых занятий, в Средние века – для молитв и благочестивых бесед, в Новое время – для приема гостей, их узкого круга или широкого, для празднеств».[1]

А у нас было искренним стремление — построить свой Сад. Мы хотели, чтобы будущий Сад являлся не только источником идей и вдохновения для творчества, но и действительно отражал нашу личность, характер и эстетические предпочтения. Мы действительно мечтали, чтобы Сад отражал наши устремления!

Неизвестный художник (Верхний Рейн). Райский сад. Около 1410 года.

И название для этого сада у нас уже было приготовлено заранее. Как у еще не родившегося ребенка. Название, может быть и не совсем скромное, но согревающее наши души – Сад Евгения и Валентины!

Мы ведь знали, что любой, даже маломальский сад, демонстрирует руку и сердце своего творца, созидателя и композитора, в высоком смысле своего слова. Сад отражает культуру народа, Сад отражает предпочтения, как элиты, так и чувствует настроение простого народа. Бабушка в своем палисаде, выращивая петунии и рудбекии, исходит из своей философии, своей гармонии и только ей понятного смысла прекрасного.

Да и в целом, если брать огромный временной период, то именно Сад создал современную цивилизацию, современную архитектуру и современное искусство.

Питер Пауль Рубенс. «Адам и Ева». 1598 год.

Зададимся наивным вопросом – зачем Бог дал человеку Сад? Ведь в начале развития человечества все было предельно просто и даже романтично. Вначале древний человек гонял тучные стада по обильным альпийским и иным лугам, попутно собирая съедобные корешки. И никакого тебе земледелия, подразумевающего в последующем возникновение Сада. Правда, при этом приходилось постоянно отбиваться от набегов соседей, которые норовили отобрать себе это стадо. Ведь им нужнее…

В любом случае, казалось бы, жизнь охотников и собирателей выглядела гораздо более веселой и познавательной в процессе движения за стадом животных, нежели ковыряние в земле на одном и том же месте. Однако, примерно семь тысяч лет назад, начал, почему то происходить переход от кочевой романтики к оседлой прозе земледелия.

А эту картину Йохана Миллитца «Адам и Ева» мы увидели в национальном музее Будапешта. Уставшие от опостылевшей райской жизни, далеко не первой молодости люди.
Рай, где человек не трудится – считается ли раем? И является ли бесцельное времяпрепровождение – райской жизнью? И это Адам, вполне осознанно сказал: «Ева, ешь быстрее это яблоко, и пойдем скорее отсюда!».
И змей – не искуситель, но соучастник – знал, но не сказал…

В этой трансформации заложен удивительный парадокс, поскольку здесь нет никакой логики! Ведь переход к земледелию необъясним ни с точки зрения облегчения труда, ни с точки зрения экономической выгоды. Этот процесс особенно невозможно объяснить, если учесть, что ведение сельского хозяйства обусловило увеличение объемов труда и ухудшение качества пищи – однообразная еда с низким содержанием белка и витаминов.

Александр Кабанель (Франция) «Изгнание Адама и Евы из райского сада», 1868 год.

Аграрная революция – одно из самых противоречивых событий в истории человечества. Некоторые ученые твердят, что она вывела человечество на путь прогресса и процветания. Другие уверены: на той развилке человечество выбрало тропу, ведущую в бездну: Homo sapiens отрекся от родства с природой и устремился навстречу алчности и стяжательству.[2]

На наш взгляд, именно семь тысяч лет назад, состоялось бегство человечества из предшествующего рая. Райская жизнь не устроила человека, и он предпочел тяжким трудом зарабатывать свой кусок хлеба. В конечном счете – именно этот тяжкий труд и создал современную человеческую цивилизацию. Поэтому, так символична картина Йохана Миллитца, ибо Адам прекрасно знал, на что он идет и предвидел – что будет через семь тысяч лет!

Буквально рядом с нашим будущим Раем, располагается небольшой луг, где зачастую можно видеть вот такую пасторальную картину…

И если многие картины на эту тему, имеют название «Изгнание из рая», то думается, произведение Йохана Миллитца правильнее было бы назвать «Размышления, перед уходом из рая».

Что же существенного во всем этом символическом «уходе из рая»? Ведь кроме тяжелого, монотонного труда, человек, казалось бы, не получил ничего. Однако со временем выяснилось, что коллективно собранный урожай оказывался большим по объему, нежели добыча, извлеченная с охотничьих угодий.

Земледелие, несмотря на все свои тяготы, значительно увеличило численный состав племен, а рост населения позволил общине высвободить для защиты от агрессии соседей людей и сформировать из них пограничные отряды.

Опыт взаимодействия группы людей с волей сил природы порождает понятие времени! Ибо календарь возникает из сезонов земледелия, а не на основе сезонной миграции охотников. Само по себе время произрастает из зерна.

Наш Рай оказался на самой окраине станицы Пятигорской. До магазина пешком – метров триста. Для этого следовало пересечь вброд горную речушку Каверзе…

Излишки пищи, принесенные земледелием, оказались топливом прогресса. Благодаря ним зародились политика, инженерная мысль и философия. За счет них возведены дворцы и крепости, памятники и храмы.

Умиротворенная оседлая жизнь земледельцев, в сравнении с кочевой, полной всяческих катастроф, наконец, привела к досугу, необходимому для возникновения искусства. И как квинтэссенция всех искусств появляется Сад!

Думается, что Сады – это первый признак мирной жизни и, следовательно, цивилизации. Сад развернут во времени в будущее – на многолетний срок, куда более длительный, чем сезонные работы по возделыванию тех же зерновых культур. Сад есть следующий этап в земледелии, означающий окончательную уверенность рода – в данной конкретной местности, выбранной для жизни путем проб и ошибок. Оседлая жизнь при поле и садах решительно противостоит кочевой обозной жизни, предназначенной для захвата, обороны, либо бегства.

Даже в Раю горные реки весьма своенравны. Тот-же брод, в момент, когда вода поднялась примерно на пару метров. Тогда уж до магазина можно добраться лишь в объезд, через мост, проехав порядка трех километров…

Таким образом, лишь благодаря Саду, появился водораздел между агрессивным архаизмом скотоводов и цивилизованным развитием сообщества земледельцев. И это сообщество было способно совершенствоваться и развиваться во времени, только будучи сопряженным с оседлостью и созиданием.

Исчез ли этот водораздел в новейшее время? К глубокому сожалению – нет. Ведь весь XX век состоял из кровавых конфликтов сил модернизма с архаикой. Фашизм явился в мир, чтобы утянуть его в полуживой культ расового превосходства, оснащенного человеческими жертвоприношениями. Уже в нынешнем, стремительном XXI веке продолжают существовать различные квазигосударственные образования – все это отряды скотоводов, управляемые аморальными вождями допотопных варварских толп, бряцающих современным оружием.

Ведь они выкорчевывают не только сады мирной жизни – они сжигают сады истории и культуры, самосознание и память цивилизации, намереваясь превратить всю планету в одно скотское кладбище, засыпанное радиоактивным пеплом. Очень хочется верить, что глобальная, духовная концепция Сада победит в этом противостоянии…

Мы намеренно приводим несколько пар фотографий, дабы показать, как изменился наш Сад за последние пятнадцать лет. Вот, например, одинокая барбекюшница в 2003 году…

Однако, вернемся к нашим похождениям по местам, находящимся вблизи Горячего Ключа.. Наши поиски были достаточно плодотворными — предложений, на удивление, оказалось множество.

Мелькали ландшафты и пейзажи, фундаменты и черепицы, сады и отсутствие оных. Подчас попадались брошенные хаты, с огромнейшим участком земли, которая отдавалась за мизерные деньги.

В нашем блокноте уже были зафиксированы много чудных уголков. Вместе с тем, мы постоянно капризничали, поскольку нам все время чего-то не хватало. Через некоторое время, мы оказались в роли Агафьи Тихоновны, из знаменитой «Женитьбы», Николая Васильевича Гоголя: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича – я бы тогда тотчас же решилась».

Та же барбекюшница, в окружении елей и можжевельников, окутанная июньским туманом 2017 года…

Своими страданиями мы как то поделились с главным инженером Горячеключевской мебельной фабрики Сергеем Ивановичем Курячим. Выслушав наши стенания, он произнес фразу: «Я, кажется, знаю, чего вы хотите!». И спустя время, он предложил нам проехать в район станицы Пятигорской. Мы до сих пор добрым словом вспоминаем Сергея Ивановича, поскольку он явился крестником нашего Сада! Буквально с первого взгляда влюбились в то место, которое он нам показал.

О таком ландшафте, который мы увидели, можно было только мечтать! Участок был со всех сторон окружен горами. На севере возвышался хребет Пшаф. На западе виднелись Известковый хребет и Китай-Гора. А на восточной стороне особенно величественным выглядел хребет Котх, со своей героической высотой 349,5, о которой мы расскажем позже.

Из этой груды камней, мы мечтали в 2003 году, соорудить нечто, напоминающее альпийскую горку…

А для придачи пикантной изюминки, применительно к этому месту, Сергей Иванович указал на юго-восток. Там возвышалась заметная гора. А называлась она – «Лысая». Это название сразу же навеяло всяческие гоголевские мотивы. Следовало полагать, что, по всей видимости, туда на Вальпургиеву ночь (в ночь на 1 мая), регулярно слетаются все окрестные ведьмы.

И для полноты восторга, нам показали протекавшую здесь, веселую горную речушку, с игривым названием Каверзе.

Да и сама станица Пятигорская, оказывается, имела свою многолетнюю историю. Она была ровесницей Горячего Ключа! Ведь обе эти станицы были основаны в далеком 1864 году.

Хотя, в 70 – 80 годы XIX века станицу Пятигорскую преобразовали в село. Причиной этому, вероятно было слабое экономическое развитие, на фоне иных, более удачливых станиц. Во всяком случае, во время Великой Отечественной войны этот населенный пункт по всем документам значился, как село.

А это – почти тот же ракурс, с видом на альпийскую горку, но пятнадцать лет спустя. Там же, мы видим мастера топиарного искусства Алексея Писанных…

Что касается ауры места, то несла она в себе, со слов Сергея Ивановича, исключительно победный, жизнеутверждающий настрой. А все дело в том, что все знают Сталинград и Волгу, дальше которых враг не смог пройти. Однако мало кто ведает, что станица Пятигорская, и речушка Кавярзе, на которой она находится, являются такими же героями. Враг, который катился с севера, стремительно взявший Ростов-на-Дону, Краснодар и Горячий Ключ, был в сентябре 1942 года, остановлен героическими усилиями воинов Пятьдесят шестой Армии, именно здесь. Да и сам штаб Армии, на протяжении нескольких месяцев, находился через речку от нас, в той же станице Пятигорской!

Вот с такой замечательной станичкой, Сергей Иванович и предложил нам связать свою судьбу. В душе мы уже прильнули к этому месту. Но поиск аргументов продолжался.

И мы рассказывали друг другу, что станица Пятигорская расположена прямо таки в исключительном, самом замечательном месте нашего земного шара. Ведь на одном с нею меридиане расположись мужественный город Северодвинск, святая Мекка, деловой Трабзон и столичная Аддис-Абеба.

А на одной параллели, вместе с Пятигорской, удостоились чести находиться Город-Герой Севастополь, столичные города Белград и Бухарест, космодром Байконур, а также весьма уважаемый и частоупоминаемый станичниками — славный китайский город Муданьцзян.

А это 2005 год: альпийская горка – сплошной камень и редкие пятна зелени…

Если говорить о наших недавних страхах, о сползающих невесть куда вместе с домами, участками, то этот был ровным, как стол. Земля эта, никогда не застраивалась, равно, как на ней никогда не росли культурные растения, а все формальности следовало решать исключительно с мэрией.

Не надо было мучатся со сносом, каких либо ветхих строений, либо страдать: вырубить или оставить эту многолетнюю яблоньку, либо заросли старой доброй малины. Принцип «чистого листа» здесь был идеален: сажай, что хочешь и как хочешь, строй и проектируй, все, что тебе заблагорассудится!

Даже извечная проблема с окружающими тебя соседями, которые, как известно «от Бога», но подчас приносят много проблем и хлопот, решалась весьма элегантным образом: с одной стороны проходила улица, а с другой – участок подковой ограничивала та-же речушка Каверзе.

Таким образом, общая межа была у нас лишь только с одним участком. Нашими соседями были Загир — этнический узбек, и его жена Альфира. С этими людьми у нас, в дальнейшем, сложились хорошие, доверительные и добрососедские отношения.

А это сегодняшнее время: альпийская горка – относительно много зелени и слабые признаки камня…

Как известно, в мире нет ничего идеального, но этот уголочек земли, вероятно, был близок к тому идеалу, о котором мы мечтали! Решение было принято и где то, в конце 1999 года, мы оформили с мэрией все наши формальные отношения.

Таким образом, в предстоящий двадцать первый век мы вступали полноправными землевладельцами. Теперь никто не мешал нам воплотить в жизнь нашу мечту об идеальном Саде Евгения и Валентины!

Мы дважды создавали и дважды покидали свой Рай (или нас, как Адама и Еву, выгоняли обстоятельства). Думается, наконец, то пришла пора серьезно и обстоятельно создать в реальности, на данной земле видение нашего Эдема! И мы, полные сил, энтузиазма и творческих планов начали реализовывать в жизнь версию «Сад 3.0».

Нам лестно, что в качестве заставки экспозиции Армавирского совхоза декоративных культур на московской выставке «Flowers – 2014», послужил фрагмент изображения Сада Евгения и Валентины…

Вместе с тем, мы осознавали, что какого либо серьезного опыта в этом деле, нет ни у нас, не у наших друзей-знакомых, да и во всей постсоветской стране. А было лишь то пренебрежительное отношение к саду, которое сформировалось в стране за предшествующие три четверти века, да и у нас самих за нашу сознательную жизнь. Этой теме мы и посвятим следующую, третью главу.

Сюжет, который мы предлагаем вам, мы решили озаглавить: «Наш адрес – не дом и не улица…».

[1] Лихачев Д.С. Поэзия садов. – Ленинград: Наука, 1982. – С. 13

[2] Эта, и другие темы развития человечества, весьма популярно и увлекательно освещены в книге «Sapiens. Краткая история человечества», которую написал талантливый ученый Юваль Ной Харари

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.